Тело
Нудисты, дети и голые хулиганы:

тело как локус общественного порядка в позднесоветских обстоятельствах

 

Анна Разогреева — канд. юридич. наук (диссертация на тему «Уголовная ответственность за злоупотребления полномочиями в коммерческих и иных организациях», 2002), доцент кафедры уголовного права и криминологии Южного федерального университета. Читает курсы по криминологии, международному уголовному праву, ключевой судебной практике по уголовным делам, современным технологиям сбора, обработки и анализа правовой информации. Область научных интересов: практики применения уголовного закона, ситуационные практики предупреждения преступности.

 

«Узенький ручеек, скатываясь с дюн, течет по песку; вдоль его русла расставлены вешки с предупреждающими табличками: „Внимание, через сто метров дикий пляж. Французская федерация любителей вольного воздуха и природы".

И верно — в ста метрах от них люди толпами устремлялись к океа­ну, чтобы кинуться в волны. На таком расстоянии нельзя было разли­чить, в купальниках они или нет. Видно было только, что большинство загорело куда сильнее обычных завсегдатаев пляжей.

Луи чуть не затошнило при мысли, что все эти мужчины, женщины, дети ходят в чем мать родила.

Тут же стояли другие люди — они наблюдали за всем тоже с ирони­ей и подозрительностью.

- Поворачиваем назад, — сказал Луи.

- Еще чего? Идем туда. А вы не пойдете? — упорствовала Жизель.

- Ни за что. Мари, я тебе запрещаю!

- Боишься, что у тебя уведут Мари, ревнивец ты эдакий?

- Антуан, скажи наконец хоть слово.

- Они спятили, эти бабы. Я остаюсь с тобой.

Он уже готов был сдаться. Мари взглянула на Луи с издевкой. Жен­щины перешли no man's land. Мужчины видели, как, отойдя чуть по­дальше, их жены расстегнули лифчики, нагнулись, сняли трусики и побежали к воде» (Андре Ремакль. Время жить, 1965).

 

Повесть Андре Ремакля «Время жить» была впервые выпущена в Со­ветском Союзе издательством «Правда» в 1984 году. Увесистая книжка в бордовой обложке, а в ней четыре повести, которые, как написано в аннотации, «раскрывают основные черты „общества потребления" и показывают, в чем именно заключается его враждебность человече­ским ценностям» (Веркор и др. 1984: 4). «Квота, или Сторонники изо­билия» Веркора и Коронеля, «Вещи» Жоржа Перека, «Молодожены» Жан-Луи Кюртиса и «Время жить» Андре Ремакля. Основная тема сборника, предупредили читателя во вступительной статье, — «разо­блачение антигуманистической природы вещей, денег, престижности, с ее бездуховностью и безнравственностью» (Уваров 1984).

С антигуманистическими и бездуховными вещами в этой книжке для меня все было ясно — свадебное платье, скопированное с обложки модного журнала, кристалл кварца и сумка из крокодила в «Молодо­женах», лайковые перчатки и бобриковый ковер в «Вещах», педальный чудо-холодильник и крошкособиратель в «Квоте, или Сторонниках изо­билия», телевизор и автомобиль во «Времени жить». Но в нашей семье тоже были холодильник («Бирюса»), телевизор («Таурас») и машина (салатный «Москвич ИЖ-комби» в гараже). И что это означает — мы тоже живем в страшном обществе потребления? Это в моей пионер­ской голове никак не умещалось. Спас меня нудистский пляж, точнее его отсутствие в поле видимости. Такое может быть только у «них», оптимистично решила я.

Прошло очень немного времени, и я узнала, что такое есть и у нас.

 

Пляжи «дикие» и не очень...

Еще одно воспоминание из советского детства. Середина 1980-х. Лето. Поезд «Ростов — Адлер», везущий несколькими плацкартными ваго­нами множество детей от семи до пятнадцати в пионерский лагерь «Восход». Раннее утро, никто не спит (всех разбудили заранее, потому что после Туапсе начинается санитарная зона и туалеты закрывают). Радостный крик: «Гля, голый мужик на пляже!» И мы все приникли к окнам, с жадным любопытством рассматривая что-то лицом к морю, а к поезду, соответственно, спиной, обернутое в махровое полотенце. И жаркий шепот ночью в палате того же пионерлагеря: «А за Адлером вообще есть дикий пляж. Там все голые».

Информационный сайт о натуризме (naturism) в деталях описывает его особенности и преимущества (вид на горы, близость кафе, мелкая галька, холодное течение и славная история): «Пляж натуристов рас­положен в юго-восточной части городского общего пляжа в устье реки Мдзымта. На фото № 1 показан общегородской пляж с Центрального причала. Стрелкой указано место расположения натуристского пляжа. От причала до пляжа натуристов расстояние примерно 500-600 метров. Пляж натуристов расположен непосредственно в устье реки Мдзымта с правой стороны (основная часть) и с левой стороны. См. фото № 3. Дли­на береговой линии пляжа натуристов примерно 150 метров, ширина 30-40 метров. Пляж усыпан мелкой галькой (см. фото 4). Особенностью места отдыха является наличие холодного течения от впадающей в море реки. Температура воды в районе расположения пляжа на 2-3 градуса ниже, чем на городском пляже у причала. Температура воды в горной реке Мдзымта не превышает +17-18 градусов. С территории пляжа от­крывается прекрасный ландшафт — даже в знойную жару видны по­крытые снегом горные вершины Кавказа! Пляж натуристов существует 19 лет. До ближайшего кафе не более 10 минут ходьбы»1.

Адлерский пляж был не единственным и не самым крупным местом средоточения нудистов. География позднесоветского обнаженного до­суга повторила маршруты обычных для 1960-1980-х годов отпускных, выходных и праздничных перемещений: Рижское взморье, Паланга, Клайпеда, Крым, Сочи, Новороссийск. И локальные рекреации — ле­вый берег и Зеленый остров в Ростове, остров напротив «Речного вок­зала» в Саратове, Серебряный бор и берег Истринского водохрани­лища в Подмосковье, Сестрорецк под Ленинградом. На сайте самого крупного и известного в Сестрорецке натуристсткого пляжа «Дюны» посетителю не без гордости рассказывают, что «впервые натуристский пляж был организован в данном месте еще в начале 60-х годов груп­пой энтузиастов, вероятно, под влиянием и по примеру немецкой FKK (Freikoerperkultur — „Культура свободного тела"). Его популярность непрерывно растет, начиная с конца 70-х годов. Из тысяч привержен­цев натуризма большинство просто наслаждается солнцем, летним теплом (столь ценимым и коротким у нас на севере) и расслабленной атмосферой пляжной жизни» (dunes-spb).

На сайте знакомств нудистов в теме «Нудизм в СССР» yuliyaskiba спрашивает: «В СССР даже секса не было, какой может быть нудизм? Как вообще шифровались нудисты? Никогда не поверю, что были спе­циальные пляжи в те времена» (сайт-нудистов). Ее наивный вопрос взрывает сообщество, она получает достойную отповедь от почетного натуриста Leshka_Kor и больше в теме не появляется. Барышне актив­но отвечают, что и секс был, и пляжи были. Но формально девушка не так уж не права.

Несмотря на гордое именование мест индивидуального, группово­го и массового обнаженного времяпрепровождения рядом с водоема­ми различного происхождения пляжами, формально они таковыми не были. Санитарные правила по устройству и содержанию пляжей и мест купания, утвержденные Минздравом СССР 26 июля 1944 года, допускали устройство пляжей и мест купания только с разрешения местных исполкомов Советов депутатов трудящихся после предва­рительного осмотра и положительного заключения местной государ­ственной санитарной инспекции и представителя Комитета по делам физкультуры и спорта. К пункту 1 данных правил имеется также при­мечание следующего содержания: «При устройстве пляжей и мест купанья на море или судоходных внутренних водоемах привлекают­ся к участию в предварительном выборе места представители Нар- комморфлота или Наркомречфлота СССР». Инициатором запуска разрешительных процедур могли быть «советские общественные, хо­зяйственные и ведомственные организации, в чьем ведении находят­ся пляжи и места купанья». Нудисты в 1960-1980-е годы в систему со­ветских государственных и общественных органов встроены не были и, соответственно, ни в исполком обратиться, ни с Наркомморфлотом согласовать обустройство специальных мест купания для себя и в сво­ем ведении не могли.

Места их сбора на картах и в путеводителях отмечены не были. Никаких рекламных щитов, табличек и указателей, никаких точных маршрутов и ориентиров. Где-то рядом, но не на виду. Все знали, что они есть, но большинство не знает, где точно. Если нет наводки — не факт, что найдешь: «Тридцать минут вправо вдоль моря до Черных кам­ней», «один километр влево, если встать лицом к морю», «тридцать ми­нут влево от центрального пляжа до уединенной бухты», «если встать лицом к морю, повернуться направо и пойти, то через десять минут окажетесь на месте» (rubikm). Они существовали где-то на окраинах освоенного пространства — заброшенные парки, карьеры, пустынные острова. И регулярно упоминаемые кусты — символическая граница двух миров. «Натуристам приходилось прятаться по кустам и избегать купания неодетыми на открытом со всех сторон для обозрения берегу моря» (dunes-spb).

Или, как вариант, — советские граждане осваивали подобные прак­тики за пределами государственной границы СССР. «В бытность свою солдатом ГСВГ в Германии раз 5-7 был на таком пляже. Даже тогда, во время тоски по женскому телу, восхищался красотой вокруг. Девочка, загоревшая с пяток до макушки до степени молочного шоколада, мо­лодая мама лет 30-35 с дочкой, начинающей превращаться в девуш­ку, и сыном лет 10. Это красота!» (andrey.cool, 17.09.2007, форум «Дом друзей» (domdruzei)).

Располагаясь за оградой (благо)устроенных с разрешения местных исполкомов пляжей, нудисты оказывались вне пределов организо­ванного досуга. Конечно, кое-чего они были лишены: на нудистских диких пляжах не было переносной плетеной или деревянной будки или скамьи, оборудованной навесами, или специального павильона для раздевания, площадью не менее 1,1 кв. м (в одиночных кабинах); не менее 1,25 кв. м (в общих раздевальных) при длине скамьи 0,75 и ширине 0,5 м (п. 21 Правил), не было устойчивых обносов для купа­ния, мостиков и лестниц без выбоин, острых углов и заусениц (п. 28 Правил), не было плакатов и правил спасения утопающих на видных местах (п. 33 Правил), а также канализованных уборных или пудркло- зетов из расчета одно очко на 75 человек (п. 31 Правил). Но другого пути у любителей «голого» времяпрепровождения не было: только физическое выпадение из пространства регламентированного отды­ха позволяло им игнорировать ключевое требование «эксплуатации пляжей и мест купания» (раздел «Г» Правил) — обязательность поль­зования купальными костюмами на общих пляжах для обоих полов, а также на раздельных, если они находятся в черте населенного пун­кта (п. 34 Правил).

Без купальных костюмов на пляже в черте населенного пункта сво­бодно могли появляться представители двух подвидов человека — больные и дети.

Для не вполне здоровых граждан, нуждающихся в специальном ле­чении путем принятия в обнаженном виде воздушных и солнечных ванн по врачебному предписанию, и пляжи были специальными — лечебными (участок побережья естественного или искусственного во­доема (моря, озера, водохранилища, реки) с прибрежными водами, оборудованный и пригодный по санитарно-гигиеническим, геологиче­ским и физико-географическим показателям для проведения лечебно-профилактических процедур и купаний под контролем медицинского персонала — п. 2.1 «Лечебные пляжи» Санитарных правил устройства, оборудования и эксплуатации, утвержденных Главным государствен­ным санитарным врачом СССР 26 ноября 1985 года. И внутри пляжа они помещались в специальное пространство аэрария под сплошным, ячеистым, жалюзийным или щелевым покрытием высотой в чистоте 2,5-3 метра (п. 6.5 Правил) вместе с другими столь же или по-другому нездоровыми однополыми согражданами.

 

Осторожно: «голопопики»!

С детьми было по-другому. Их не собирали в отдельный «загончик» и для обнажения не требовалось специального медицинского назначе­ния: голая малышня по-броуновски хаотично перемещалась по всему пространству пляжа, а иногда оказывалась и в городских фонтанах. Трусы, а тем более плавки или купальник, не были обязательной при­метой курортного ребенка. Главное — панамка или косынка на голове: за этим следили строго. Голый ребенок, помещенный между родите­лями, иногда с указанием места и времени «Сочи, 1983» или «Сухуми, 1979», — фотография, которая без труда обнаруживается во многих семейных архивах.

Для «мамских» форумов рунета тема одевать, не одевать или как одевать ребенка на пляже является обязательной. «Начался сезон отпу­сков, и тема про голозадых отпрысков вновь актуальна)))». Формули­руется она по-разному: почти гамлетовская альтернатива «ребенок на пляже — купальник, трусы или голышом?» на форуме «Мой ребенок» (moyrebenok); вопрос о порядке нормативности «Дети без трусов на пляже — нормально???» на портале «Интернет для женщин Woman.ru» (woman), предупреждение об опасности — «голые дети на пляже!!!» на бэби.ру (baby), однозначное «На пляже — одежда» на самом семейном сайте 7ая.ру (7ya) или предложение к обсуждению «Голое купание — за и против» на сайте «Родительство» (mamafo). Но вне зависимости от на­звания эта тема (равно как и другие (стиле)жизненные вопросы — как рожать, чем кормить и делать ли прививки) быстро становится полем боя — со взаимными обидами, страшилками о педофилах, выложен­ными фотографиями детей в купальниках в качестве дополнительно­го аргумента и «банами» от модератора за спам, флуд и провокации.

Обращение к опыту собственного советского прошлого в этой бит­ве является обязательным для каждой из сторон. Родители голышей, вспоминая свое счастливое детство, с помощью ностальгического ре­сурса поддерживают непрерывность подобного опыта и осуществля­ют его нормализацию.

Пишет iksi на сайте «МаминКлуб»: «Вспомните свое детство. 90 % из вас ходили ГОЛЫМИ! у кого какие психологические травмы? а? для меня голый ребенок — это ЕСТЕСТВЕННО! а что естественно, как гово­рится НЕ БЕЗОБРАЗНО! Это ЛИЧНО МОЕ мнение! ВОТ» (maminklub). Пользователь «Просто приснилось» на сайте «Родительство»: «Я помню, когда была маленькой, на пляже все детки бегали голышом, и никто не стыдился и не стыдил» (mamafo). Надя Павловская на сайте «Семья и город. Московская семья»: «Совсем маленькую меня могли выпустить на пляж голышом (до 2-3 лет). Мне кажется, что примерно до этого воз­раста голые дети на пляже — ок. Девочки эстетичнее, зато мальчики — гигиеничнее))». Попутчица на woman.ru: «Не вижу ничего страшного в том, что 10-летняя девочка купается голышом! Я сама в этом возрасте находилась на пляже без трусов и даже ходила покупать мороженое в киоске неподалеку от побережья. И ничего, никакие педофилы ко мне ни разу не приставали!» (woman).

Родители облаченных в специальные памперсы, купальные костюмы или трусики детей, признавая свой детский опыт пляжной обнаженно­сти нормальным, проводят различия между прошлым и настоящим.

«НО... Давайте не будем забывать, что после распада СССР количе­ство насилия над детьми сексуального характера выросло в более чем в 30 раз (я это уже писала), давайте не будем забывать, что появились телефоны с камерами и фотоаппаратами, давайте не будем забывать о наличии данного видео в просторах Интернета. И Вы же допускаете мысли, что возможно человек с наклонностями к педофилии может находиться на пляже рядом с Вами, а если допускаете, то почему до­пускаете такое отношение к Вашему ребенку и провоцируете на такое отношение? Если Вам не противна мысль, что возможно кто-то вашего ребенка рассматривает с таким подтекстом, ну что ж. это Ваш ребе­нок, лично я не позволю этого» (mamafo).

Вожделеющий взгляд педофила, вооруженного дополнительны­ми оптическими приборами, предельно сексуализирует детское тело, делая его уже вполне не детским. Сходный эффект по размыванию отличий детского и взрослого тела производят купальные костюмы «как у мамы», в которые может быть помещен даже младенец до года (wildberries)2. Прощай, детство!

Голая попа (до 2-3 лет) — хлопчатобумажные трусы (до школы) — настоящие плавки/купальник (к 10-12 годам): контрольные пункты, через которые прошло в своем взрослении «поколение 76-82».

«Родственники у нас жили на берегу Азовского моря и с 6 лет не­сколько лет подряд я проводил там по 2-3 месяца. В первое лето я за­горал то так, то этак. Даже не помню почему, скорее всего, видимо то трусиков запасных не было, то ли еще чего, но на детских фотках того времени и голым сфотографирован и в плавках. А в семь лет (перед школой) у меня на попе после купания начали красные прыщи высы­пать в большом количестве. Причем, по-моему роли не играло в мокрых ли я (уже в плавках, а не трусах) был или переодевался после купания в сухие. Ну, и чтобы они проходили — надо было несколько дней не купаться или, как альтернатива, предложенная врачом родителям — купаться и загорать голышом. Естественно, был выбран второй вариант, просто уходили мы подальше от центрального пляжа и ничего. На сле­дующий год я уже немного начал стесняться (все-таки первый класс уже закончил, 8 лет), но история с прыщами повторилась, как только мы приехали. Поэтому, опять-таки пришлось голой задницей сверкать на пляже. Поначалу было несколько стыдновато с другими детьми зна­комиться и играть, но через очень короткое время (даже не день или полдня, а 15-20 минут) все было нормально и всем все пофиг было. На следующий год все прошло и я уже купался в плавках на обычных пляжах. Но в начале июня и в конце августа, когда народа поменьше было, если было мало народа (или уходили подальше) — спокойно мог раздеваться как раз лет до 11. Потом родителей стал стесняться. Хотя и после этого тоже были случаи, когда, например, выезжали на пикник, а запасных плавок не брали, купался голым и в более старшем возрас­те. У знакомых на даче — было нам по 12 лет, со своим одноклассни­ком тоже на возле реки на маленьком пляже. Плавок не было. Играли в трусах обычных, а перед купанием обернулись полотенцем, снима­ли трусы, шли к воде, там зайдя по колено в воду, снимали полотенца, отдавали кому-то из взрослых и купались голышом, когда выходить надо было — так же несли полотенца, мы оборачивались и выходили. Правда раза с третьего его мама говорит, ну что вы только балуетесь? Все равно все уже все увидели. Поэтому просто снимали трусы и шли купаться, потом выходили, также голыми немного обсыхали на под­стилке, потом одевали трусы и так и бегали.» (woman).

И никто на это не реагировал. Голые дети на советских пляжах об­щественного беспокойства не вызывали. Копаясь в песке, строя башни из гальки и подставляя солнцу поочередно спинки и животики, они делали важную работу по ежелетнему производству детства, своими телами вписывая его в советский порядок.

 

«Хулиганству — бой!»3

Голое тело лиц постарше советский порядок не поддерживало. Явлен­ное в неположенном месте4 и в неположенном виде, оно его грубо на­рушало. И без последствий это оставаться не могло. Для нарушителей общественного порядка в советском законодательстве был придуман особый состав — хулиганство. «Такого, — писали авторы тематическо­го выпуска библиотечки общества „Знание" „Предупреждение хули­ганства", — в мировой юридической практике еще не было» (Кузне­цова, Портнов 1983).

Изобретение оказалось чрезвычайно удачным: статью о хулиган­стве в зависимости от текущего запроса можно было применить к кому угодно — от политических противников режима до «женщин, появ­лявшихся в общественных местах в брюках или шортах, глубокоде­кольтированных платьях-сарафанах» (Клюшниченко 1970), от шайки бандитов в летнем саду Москворецкого района (Хулиганство 1927) до квартирных скандалистов и дебоширов.

В 1960-1980-е годы спрос на хулиганство стабильно оставался высо­ким. Советский человек осваивал повседневность5 — и у него это по­лучалось как-то коряво: «толкание или приставание к прохожим, на­смешки над ними, обрызгивание людей водой, бросание в них грязи или других предметов, протягивание веревок или проволок поперек тротуаров и дорожек с целью помешать уличному движению, произ­несение в адрес прохожих бранных слов, ложные вызовы по телефону, ложные звонки в квартиры. порча насаждений или оградительных устройств, телефонных проводов, загрязнение водоемов, разрушение заборов или памятников, уничтожение мебели иди предметов личного обихода, разбивание стекол, срывание дверей. распевание непристой­ных песен, бесцельная стрельба из огнестрельного оружия, стрельба в местах общего пользования из пугачей, рогаток, луков, бесцельный стук в ворота и заборы, срывание афиш, плакатов или объявлений, гашение электрического освещения в местах общего пользования, шум, крик и свист на улицах, в подъездах домов и т.д.» (Виттенберг 1973: 13).

На улицах и в квартирах развлекался пролетариат. «Основную массу из них (более 65 %) составляли рабочие промышленных предприятий с невысокой степенью организованности и концентрации производства, причем преобладали рабочие физического неквалифицированного труда или низкой квалификации» (Кузнецова, Портнов 1983).

С хулиганящим гегемоном надо было что-то делать. «Учитывая многочисленные пожелания граждан и предложения общественных организаций», Президиум Верховного Совета СССР 26 июля 1966 го­да принимает ключевой для антихулиганской кампании позднесо- ветского периода Указ № 5362-VI «Об усилении ответственности за хулиганство» (Ведомости 1966). Теперь дебоширящий рабочий класс точно должен был испугаться: Указ бил по живому. «В свое время много нареканий со стороны общественности вызывал режим содер­жания „мелких" хулиганов. Эта тема была излюбленной на страницах журнала „Крокодил". Кинематографисты посвятили ей ленту „Опе­рация Ы". И сатирики были правы: порядок содержания арестован­ных нуждался в коренном пересмотре. В том виде, в котором режим существовал, он лишь развращал хулиганов, приучал их не бояться наказания. К тому же работники милиции не могли наказывать лиц, отбывающих арест, за нарушение режима. Новый указ выправил по­ложение. Лица, арестованные за мелкое хулиганство, содержатся ис­ключительно под стражей и используются на физических работах без оплаты труда. С них удерживается в бесспорном порядке стоимость питания и содержания под арестом. Заработная плата за время их на­хождения под стражей не выплачивается. Переписка с родственни­ками, передача посылок, покупка продуктов питания арестованным запрещены. Эти строчки, возможно, прочитают и любители дебоша. Специально для них сообщаем следующие подробности. Кормят сей­час в КПЗ скудновато: горячая пища через день, а через день — хлеб, соль и кипяток. Курение запрещено. Режим суровый. И если кто-то собирается его нарушить, не советуем. За уклонение от работы и за нарушение внутреннего распорядка арест хулигану может быть прод­лен до 30 суток» (Денисов 1966: 26-27). И это ответственность за мел­кое хулиганство (нецензурная брань в общественных местах, оскор­бительное приставание к гражданам и другие подобные действия, нарушающие общественный порядок и спокойствие граждан). Если общественный порядок был нарушен грубо и действия виновного свидетельствовали о явном неуважении к обществу — хулиган по­падал в зону действия уголовного закона: лишение свободы до года или исправительные работы на тот же срок или штраф до 200 рублей. А если те же действия отличали по своему содержанию исключитель­ный цинизм или особая дерзость, наказание возрастало до пяти лет лишения свободы (злостное хулиганство).

Ситуация: жил себе некто П., поссорился он однажды с соседями по квартире, оскорблял их всяко-разно, видимо, непечатно, в лицо плевал, а «затем разделся донага и бегал по квартире, выкрикивая не­цензурные ругательства в адрес женщин» (Игнатов и др. 1971: 332). Благодаря этому акту квартирного обнажения П. попал даже в Курс уголовного права — самого авторитетного научного издания в этой области. Его голое тело иллюстрировало такой признак состава злост­ного хулиганства как исключительный цинизм — «демонстративное пренебрежение к общепринятым нормам нравственности» (п. 16 По­становления Пленума Верховного суда СССР от 16.10.1972 № 9 «О су­дебной практике по делам о хулиганстве» (Бюллетень 1972)). Допол­нительная опасность хулиганства с раздеванием объяснялась особой ценностью объекта преступного посягательства — в ходе подобных действий нарушался не просто общественный порядок («совокуп­ность общественных отношений, установленных в нашем государстве, основанных на правилах социалистического общежития и определя­ющих поведение людей в процессе общественной жизни» (Игнатов и др. 1971: 317)), а основания советской морали. Голый хулиган, посягая на «самое святое», заслуживал сурового наказания.

Показательную историю о пределах терпимости рассказали совет­скому читателю А. Курбанов и М. Хоменкер в книге под впечатляющим названием «Не щади хулигана!», выпущенной в Ашхабаде в 1967 году. «Гражданка Ч. неоднократно совершала мелкое хулиганство. Обще­ственность прощала ей эти поступки, стремясь воздействовать на нее убеждением. Однако видя, что ее поступки остаются безнаказанными, хулиганка распоясалась окончательно. Находясь в нетрезвом состоя­нии, она в столовой № 2 Ашхабада учинила скандал с обслуживающим персоналом, перебила посуду, избила гражданку А., а затем обнажен­ная стала бегать по рынку. Гражданка Ч. была привлечена к уголовной ответственности» (Курбанов, Хоменкер 1967).

Общественный порядок мог быть нарушен не только оголением тела, но и публичным осуществлением им своих естественных функ­ций. Как злостное хулиганство квалифицировалось «отправление естественных надобностей в общественном месте на виду возмущен­ных граждан» (Яценко 1976: 87). Но здесь были свои тонкости. Про­стого акта мочеиспускания в общественном месте для уголовной от­ветственности было недостаточно — необходима была аудитория в лице возмущенных граждан и доказательства того, что «виновный совершением таких действий желает оскорбить их нравственные чув­ства» (Ibid.). Иначе состав преступления отсутствует, как в случае, когда «подвыпивший гражданин отправлял малую нужду, будучи зажат в переполненном трамвае, в связи с хроническим заболевани­ем мочевого пузыря, когда под действием алкоголя наступило недер­жание мочи» (Ibid.).

Для описания и, соответственно, оценки особого цинизма исполь­зовалась линейка стыда — в Постановлении Пленума подобные дей­ствия именовались «проявлением бесстыдства». «Бесстыдное обнаже­ние» (Игнатов и др. 1971: 317) было крайним проявлением хулиганства по ведомству общественной нравственности — в одном ряду с «издева­тельством над больными, престарелыми, лицами, находящимися в бес­помощном состоянии» (п. 16 Постановления).

Под вывеску «бесстыдного обнажения» следственно-судебная практика того периода, кроме раздевшихся «по пьянке» домашних и уличных дебоширов, упаковала главного монстра наших дней — пе­дофила. «У. днем перед окнами школы на виду преподавателей и уча­щихся демонстративно обнажал себя. Ленинградский районный суд Москвы правильно усмотрел в действиях У. злостное хулиганство, от­личающееся по своему содержанию исключительным цинизмом» (Гри- шанин, Шергина 1974: 8). Иногда для решения вопроса об уголовной ответственности хватало и «непристойных гнусных телодвижений». Так, «К. поздно вечером 18 марта 1972 года в состоянии опьянения про­ник на территорию Винницкой детской инфекционной больницы, где стучал в окна, разбудил находившихся с больными детьми женщин и показывал им половой орган, а затем влез на подоконник, расстегнул брюки и демонстрировал оголенные части тела» (интересно какие, если член показал раньше?). По ч. 2 ст. 206 УК УССР К. за совершение хулиганства, отличающегося исключительным цинизмом, Народным судом Винниц был осужден к лишению свободы сроком на 4 года» (Яценко 1976: 87).

Голое тело находилось под плотным контролем. В квартире и на ули­це, в автобусе и на рынке, скандалящее и мочащееся, «особо пошлое» (Ibid.: 86) и нетрезвое — оно вызывало раздраженную реакцию власти, грубо попирая «существующие в обществе правила моральности, чув­ство стыдливости и благопристойности граждан» (Ibid.).

 

Нудизм, натуризм и все такое... (чисто теоретический изыск)6

А что с нудистами? Лишение свободы от года до пяти. Гневные статьи в центральных газетах и фотографии на доске позора родного пред­приятия. Одно из опасных преступлений, которые еще встречаются в нашей среде, — нудизм. Трудящиеся просят оградить их от нудистов. Все на борьбу с нудистами! Нудизму — бой! Не щади нудиста!!! Или в академическом формате — это чуждое нашему обществу явление, вы­зывающее глубокое возмущение общественности, свидетельствующее об исключительном пренебрежении к чувству морального стыда.

Удивительно, но ничего подобного в Союзе не было. Нудистов в СССР просто «гоняли». И все.

Инструктор Ростовского горкома партии в конце 1970-х и в первой половине 1980-х годов: «Не было у нас такой проблемы». Сотрудник ВНИИ МВД СССР7 (середина 1960-х — конец 1970-х): «В отличие от всех других девиаций, нудизм у нас не попал в фокус острого обще­ственного внимания». Работник следственных органов МВД в Ново­российске (начало 1970-х — середина 1990-х): «Нет, ничего подобного у нас в производстве не было»8.

На специализированных нудистских/натуристских ресурсах лю­бят вспоминать славное прошлое движения — но и в этом случае все ужасы режима ограничиваются «эпизодическими преследования­ми милиции» и «определенным неодобрением со стороны части пу­блики» (dunes-spb). На сайте «Любителей ровного загара» о том же «основатель и бессменный руководитель Эстонского общества нуди­стов, кандидат наук» Олев Меремаа: «Помню, на нудистский пляж в Клоога-Ранд тогда регулярно приезжали милицейские „бобики" и подкарауливали нас. Когда милиционеры приближались, мы натяги­вали плавки, женщины — купальники, одним словом, маскировались. Если кто-то зазевался или задремал, то попадался в руки милиционе­рам» (nudism-club).

Вопрос — почему при всей внешней привлекательности и доступ­ности нудисты не стали объектом пристального внимания власти? По­чему не была запущена «антинудистская кампания» — боролись же примерно в эти годы с хулиганами, несунами и тунеядцами?

Голое тело слишком скользкий предмет? Как об этом говорить на партсобрании и писать в приговоре? Используя весь набор «гнусных телодвижений», «бесстыдного обнажения», «особой пошлости» «прояв­лений бесстыдства», «умышленных посягательств на нравственность», «возмущения нравственного чувства общественности», «возмущенных граждан», виртуозно освоенный в практике борьбы с «голым» хулига­ном? Ресурса нормы для того, чтобы упаковать нудиста как злостного хулигана, с избытком хватило бы. Но ведь не было же этого.

Нудиста сложно обнаружить? Он очень хорошо прячется? В труд­нодоступных и уединенных местах? Как же! Пешком по жаре в форме тридцать минут до Черных камней милиционер не пройдет, он в пути пропадет.

Или юридизированная версия — в действиях нудистов отсутствовал состав преступления (правонарушения). Прячась за кустами, они не нарушали общественного порядка — отсутствовал объект преступного посягательства. И здесь не все так просто. Нас долго учили тому, что «определять общественный порядок только как поведение граждан в общественных местах — значит слишком сужать это понятие» (Игна­тов и др. 1971: 317).

Скорее, по-другому. Нудизм в позднесоветскую эпоху осваивался как вполне себе буржуазная практика. «Я начал купаться и загорать обна­женным годе этак в 85-86м. „Завербовал" приятель-коллега по работе, я тогда подвизался м.н.с.'ом в одном НИИ. Сам институт базировался в пригородном поселке на берегу Волги. Работа была „творческая" (на­пиши во время план работ исдай во время же отчет и фсё), начальство не строгое, поэтому приклеить лишние часа полтора к обеду было не проблемой и мы ходили на Волгу. Я устроился в НИИ ~ в октябре, а в середине мая мы уже нудили. Иногда к нам присоединялись шеф (завлаб) с женой. Особо не скрывались, но и не выставлялись. Основ­ная „идея" и профит заключались в том, что не требовалось возиться с мокрыми купальниками-трусами и проч. заморочками — взял поло­тенце и двинул купацца.

Потом нашел место в городе — за ВФУ было что-то вроде заброшен­ного парка было и там намыли огромную кучу песка, которую потом растащили по стройкам года за 3-4. По выходным там собиралось че­ловек 5-7, в основном мужчины, но была и пара девчушек. Как-то был там в одиночестве в будний день — на меня наткнулся милиционер. Обалдел, вытаращил глаза и обозвал „сексуальным гигантом", устро­ившим „дикий пляж". Ну натянул трусы, перевернулся и стал про­должать загорать дальше. Взять с меня было нечего, да и не принято это было. Старлей двинул дальше — я опять разделся (сайт-нудистов: AlBars 15 марта 2011 года).

Приличные люди («По крайней мере мне ни разу не попадался в ка­честве соседа по голому отдыху рабочий с завода, грузчик или водитель- дальнобойщик, а вот инженеров, врачей и преподавателей ВУЗов — больше чем достаточно, не говоря уже о студентах» гость 24.05.2010 на woman.ru), трезвые, друг дружку не бьют, на пляже не гадят9. От­дыхают на природе, с друзьями или семьей. А то, что голые, — просто ближе к природе, новая естественность, так сказать.

Отказ от «текстиля» на диких пляжах Союза в 1960-1980-е годы про­изводил эффект, сходный с впечатлением, которое вызывали стиляги 1950-х, — приобщения к другой жизни. Почему же буржуазно разде­тое тело нудиста жесткой публичной реакции в отличие от буржуаз­но одетого стиляги не вызывало? Поменялся сам порядок — Советы обуржуазились. Из перспективы 1970 года в академическом издании критике подвергается практика наложения административных взы­сканий за ношение платьев ненадлежащего образца и «за фривольное исполнение некоторых западных танцев». «Никаких оснований для привлечения к ответственности за мелкое хулиганство в этих случа­ях не было. Достаточно было применить ординарные воспитательные меры — беседы, внушения и т.д.» (Клюшниченко 1970).

В новом порядке нашлось место и нудистам в укромном месте, и джинсам на попе, и хрусталю в серванте, и машине в гараже. В далеком прошлом остались голые шествия радикалов из общества «Долой стыд». Сейчас все должно быть приличным.

В этот порядок приличного не вписалась только пьяная голая тетка на ашхабадском базаре.

 

Литература

Бюллетень 1972 — Бюллетень Верховного Суда СССР. 1972. № 6.

Ведомости 1966 — Ведомости Верховного Совета СССР. 1966. № 30. Ст. 595.

Веркор и др. 1984 — Веркор и Коронель, Перек Ж., Кюртил Ж.-Л., Ремакль А. Французские повести. М.: Правда, 1984.

Виттенберг 1973 — Виттенберг Г. Если нарушен общественный по­рядок. Иркутск: Восточно-Сибирское книжное издательство, 1973. С. 13.

Гришанин, Шергина 1974 — Гришанин П., Шергина К. Квалификация хулиганства по признакам исключительного цинизма или особой дер­зости // Советская юстиция. 1974. № 20.

Денисов 1966 — Денисов В. Хулиганству — бой! М., 1966.

Игнатов и др. 1971 — Игнатов А.Н., Кириченко В.Ф., Рашковская Ш.С., Стручков Н.А., Чхиквадзе В.М., Шишов О.Ф. Преступления против об­щественной безопасности, общественного порядка и здоровья населе­ния // Курс советского уголовного права в шести томах. Т. 6 «Престу­пления против государственного аппарата и общественного порядка. Воинские преступления», 1971.

Клюшниченко 1970 — Клюшниченко А. Производство по делам о мел­ком хулиганстве (из опыта работы милиции УССР). Киев, 1970. С. 63.

Кузнецова, Портнов 1983 — Кузнецова Н., Портнов И. Предупрежде­ние хулиганства. М.: Знание, 1983. С. 9.

Курбанов, Хоменкер 1967 — Курбанов А., Хоменкер М. Не щади хули­гана! Ашхабад: Туркменистан, 1967. С. 31-32.

Уваров 1984 — Уваров Ю.П. «Вещи против людей». Вступительная ста­тья // Веркор и Коронель, Перек Ж., Кюртил Ж.-Л., Ремакль А. Фран­цузские повести. М.: Правда, 1984.

Хулиганство 1927 — Хулиганство и поножовщина. М., 1927.

Яценко 1976 — Яценко С. Ответственность за преступления против общественного порядка. Киев, 1976.

 

Интернет-ресурсы

7ya — conf.7ya.ru.

baby — www.baby.ru.

domdruzei — domdruzei.ru.

dunes-spb — dunes-spb.com/dunes_r.htm.

mamafo — www.mamafo.ru.

maminklub — www.maminklub.lv.

moyrebenok — www.moyrebenok.ru.

 naturism — naturism.com.ru/adler.htm.

 nudism-club — www.nudism-club.com.

rubikm — rubikm.ucoz.ru/publ/naturizm/chto_takoe_naturizm.

sexnarod — www.sexnarod.ru.

wildberries — www.wildberries.ru.

woman — www.woman.ru.

сайт-нудистов — сайт-нудистов.рф.

 

Примечания

1) Здесь и далее сохранены орфография и пунктуация оригинала. (Прим. ред.)

2) Комплект пляжный, CHOUPETTE 3900 руб. Очаровательный ком­плект нежного цвета, состоящий из четырех предметов. Платье с округлым вырезом горловины и тонкими бретельками украшено оборками. Топик и трусики декорированы нежным ажуром и обор­ками. Удобный конверт с капюшоном. Замечательный набор для Ва­шей малышки. Цвет розовый. Размер 86 (есть на складе).

3) Под таким названием в издательстве «Московский рабочий» в 1966 г. в серии «В помощь агитатору и пропагандисту» вышла брошюра В. Денисова (Денисов 1966).

4) Обнаженное тело могло работать на советский строй для решения производственных или образовательных задач: натурщики в клас­сах художественных училищ или мастерских, демонстрация боль­ных с обнажением в учебных аудиториях. И, пожалуй, все.

5) Хулиганство в этот период характеризуется как преимущественное ситуационное бытовое или досуговое преступление: время соверше­ния — выходные и праздничные дни (35 %) от 18 до 24 часов (61 %); место — город (60 %), локация внутри города — общественные (бо­лее 70 %) и бытовые (все остальное) места (Кузнецова, Портнов 1983: 26-29).

6) Тема под таким названием была открыта на форуме ZonaZakona.ru 24.08.2008. В ней не очень активно обсуждаются перспективы ответ­ственности нудистов на основе действующего административного законодательства.

7) Охрана общественного порядка была профильным направлением деятельности института — Постановлением Совета Министров СССР от 11 января 1965 г. НИИ милиции был преобразован во Всесоюзный научно-исследовательский институт охраны общественного поряд­ка при МООП РСФСР (ВНИИ ОПП РСФСР). См.: www.vnii-mvd.ru/vnii/history.

8) Интервью были проведены весной 2012 г.

9) Чистота и порядок на пляжах стабильно называются в качестве одно­го из преимуществ нудистского отдыха: «у Этих пляжей есть плюсы которых нет у текстильных: мало народу, в основном дружелюбные люди, чистота и ухоженность, так как люди которые ходят на пляж постоянно стараются поддержать его в надлежащем виде» (sexnarod: zyanya 22.04.2011).