Psychologies

Можете представить себе самоучители вроде «Как правильно страдать от любви», «Как переживать смятение чувств», «Как стать романтическим изгоем»?

Для российского дворянства начала XIX века такие потребности были в порядке вещей, а руководствами служили переводные романы, пьесы и философские трактаты. Историк и литературовед Андрей Зорин на примере дневника Андрея Тургенева показывает, как сложные переживания людей следуют образцам, которые дает культура. Юные дворяне страдали, как Вертер у Гете и бедная Лиза у Карамзина, и учились любви у Руссо. Такие «эмоциональные матрицы» (как называет их Зорин) задавали коды поведения для представителей высшего сословия, расширяли репертуар возможных реакций, давали представление о благородстве, прощении и самопожертвовании. Не за этим ли обращаемся к классике и мы?