СОБЫТИЯ
Смерть и свадьба — сестры, или Еще раз о военно-свадебной моде XVI века

Королевские игры. Западноевропейское оружие и доспехи периода позднего Ренессанса из собрания Исторического музея

Государственный исторический музей, Москва. 16 июня — 17 октября 2016

 

Один из самых оригинальных в истории свадебных нарядов был изготовлен в XVI веке в придворных оружейных мастерских брауншвейг-ских герцогов. Свадьба Юлиуса Брауншвейгского (1528-1589), наследника герцога Брауншвейг-Вольфенбюттельского Генриха II Юного, и Хедвиги Бранденбургской (1540-1602) состоялась на родине невесты в Берлине, 25 февраля 1560 года (Art of Chivalry 1982: 52).

Свадьба стала первым светлым событием, произошедшим в семье жениха после длинного ряда трагических эпизодов. В 1553 году в битве с войсками протестантов при Сиверсгаузене пали два старших сына Генриха. Наследником стал младший сын герцога Юлиус. Увечный, слабый физически, с детства он не был похож на остальных представителей фамилии. Из-за состояния здоровья вместо престижного военного воспитания он получил воспитание духовное и готовился к религиозной карьере. Учитывая, что истинным убеждением Юлиуса был протестантизм, становится понятным, почему он был явно не любим своим католическим семейством.

В результате недвусмысленных действий герцога, которые имели своей целью лишение Юлиуса наследства, в 1558 году тот был вынужден бежать в Кюстрин к своей сестре Катарине и ее мужу, маркграфу Иоганну Бранденбургскому (Богданов, Анипченко 2014: 216). Здесь брауншвейгский наследник познакомился с Хедвигой, дочерью Бран-денбургского курфюрста Иоахима II Гектора, которая согласилась стать его женой.

Свадьбу праздновали две недели, и пышные торжества сменялись одно за другим. В их числе был и рыцарский турнир, в котором участвовали представители породнившихся семей, в том числе и сам Юлиус, а также отец и брат его невесты и их вассалы. Следует заметить, что жених, несмотря на хромоту, а скорее всего, именно благодаря ей, крепко держался в седле.

В XVI веке рыцарские турниры уверенно лидировали в ряду самых эффектных зрелищ ренессансной куртуазной культуры. Турниры, устроенные в честь свадьбы, не были редкостью. Поединки, устроенные в честь свадебного торжества, были обычным явлением. Так, например, праздновали свадьбу Генриха VIII и Екатерины Арагонской в 1509 году и годовщину свадьбы в 1515 году (Edge & Paddock 1988: 145). Февраль — время свадьбы Юлиуса — был обычным временем для проведения рыцарских турниров: чаще всего их проводили именно зимой, начиная с Рождества (Носов 2004: 49).

Поединки проводились по различным программам. Три основных вида немецкого турнира типа гештех (поединка на копьях) разделялись на поединки «высоких седел», общенемецкий поединок и поединок «закованных в броню» (Бехайм 1995: 392; Блэр 2008: 401); здесь рыцари после сшибки осаживали лошадей и возвращались на исходную позицию, чтобы взять новое копье.

Конные поединки типа реннен проводились на полном разгоне лошади; при этом рыцари разгонялись, сшибались, ломая копья, и, не теряя темпа, брали новые копья. Атак, следующих одна за другой, здесь могло быть три или больше (Бехайм 1995: 397). Цели различных по технике исполнения поединков были схожи: сломать свое копье о противника или выбить его из седла.

В XVI веке турниры по большей части представляли собой спортивные состязания Hastiludia pacifica и праздничные турниры-спектакли Pas d’Armes, предназначенные для увеселения воинов благородного происхождения (Колтман 2007: 16, 66–67). Несмотря на это, некоторые из боев все же были весьма опасны для участников. Крайне рискованными были «скачки со сковородой» — состязания, в которых необходимо было сбить сложнофигурный рыцарский щит противника «тарч», и разновидность реннен под названием пфанненреннене, где рыцарь выступал без защиты тела. Известно, что во время таких поединков на арену выносили открытый гроб в качестве предостережения его участникам (Носов 2004: 26–28).

Большинство видов смертельных поединков на боевом оружии типа Joûtes à Outrance (что буквально означает «до конца») в XVI веке уже находились под формальным запретом. Они практиковались только от случая к случаю, однако рыцари все еще бились насмерть, памятуя о старинной заповеди, согласно которой настоящий воин обручается лишь со смертью. Демонстративное пренебрежение правилами, популярное в куртуазной среде, увеличивало и без того высокий риск.

Самый известный трагический случай на турнире в XVI веке произошел 30 июня 1559 года в Париже. Французский король Генрих II Валуа сражался на турнире в честь свадьбы его дочери с Филиппом Испанским. В копейном поединке его противником стал граф Монтгомери, капитан его шотландской гвардии; щепка от сломанного копья капитана пронзила глаз и висок короля, отчего он в непродолжительное время скончался (Ефимов, Рымша 2009: 75–78).

В этих условиях вопрос эффективности защитного вооружения был крайне важен. Начиная с 1510 года (Носов 2004: 28) оружейники изготавливали универсальные доспехи, так называемые гарнитуры, состоящие из большого количества взаимозаменяемых частей. Дополнительные съемные детали позволяли оснащать базовый доспех необходимыми элементами в зависимости от специфики избранного состязания. Конструкция основного и дополнительных доспехов — щитков, защит, наплечников, налобников и т.д. — позволяла комбинировать их различными способами.

К свадебному турниру в честь Юлиуса и Хедвиги, который включал копейные сшибки и пешие поединки (Богданов, Анипченко 2014: 217), придворные оружейники также изготовили серию доспехов, называемых сегодня свадебными1. К празднику были поновлены и уже имеющиеся в арсенале доспехи; они также были дополнены новыми элементами декора, свидетельствующими об их принадлежности к свадебному гарнитуру2.

Изначально они были изготовлены в «черно-белом» стиле, особенно характерном для немецких доспехов XVI века (Art of Chivalry 1982: 53–54). Их художественное оформление строилось на чередовании черного поля и белых незакрашенных орнаментированных полос.

Эти доспехи произведены на пике мастерства брауншвейгских оружейников, который пришелся на вторую и третью четверть XVI столетия (Богданов, Анипченко 2014: 207). Для работ этого периода характерно сочетание высокого мастерства с тонким пониманием всех достоинств и недостатков материалов. Главное внимание в форме изделия отдавалось совершенству линий, в сюжете — продуманной художественной программе.

Смысловое наполнение декора «свадебной» серии выражено сложным образным языком, имеющим несколько уровней смысловых слоев. Основную смысловую нагрузку несут выгравированные на нагруднике «фирменный» брауншвейгский квадрифолий или заменяющий его круглый медальон с изображением пророка Даниила во львином рву и девизом Юлиуса вокруг медальона «Господи, сохрани мне только тело, душу, имущество и честь в целости»3. Под медальоном располагается выгравированная монограмма «H» и «I», составленная из первых букв имен Хедвиги и Юлиуса и венценосное сердце и рукопожатие, которые, согласно концепции Р. Больмана, символизируют любовь и заключенный брак (Ефимов 1999: 65).

Очевидно, что на немецких оружейников оказали сильное влияние не только гладкие формы итальянских доспехов. В результате проникновения в Германию культуры итальянского ренессанса сложный декор немецкого доспеха часто представлял собой единое поле для композиций из растительного орнамента, античных и библейских сцен. Сюжеты композиций восходят к античным образцам и к работам таких художников, как Корнелис Бос, Виргил Солис и Флорис де Вриндт Корнелис.

Роскошные доспехи Юлиуса, выполненные согласно заказу двора герцогов Брауншвейгских, стали не только символом статуса и власти, где наиболее оптимальным образом соединялись красота и функциональность. Религиозные сюжеты, посвященные чудотворной защите владельца доспеха, изображения святых, традиционно покровительствующих рыцарству, и другая христианская аллегорическая символика превратили профанное защитное вооружение в ритуально значимую вещь.

Перепись Арсенала герцога Вольфенбюттеля от 1667 году показала существование пятнадцати «свадебных» доспехов, однако только пять из них остались в Брауншвейге. В течение следующих лет детали гарнитуров перемешивались, причем не всегда корректно. В 1808 году, во время наполеоновских войн, группа была разъединена. В 1913 году немецкий оружиевед Р. Больман насчитывал уже только двенадцать доспехов, причем шесть из них находились в замке Бланкенбург, который служил временной резиденцией герцога Брауншвейгского и его арсеналом. Всего же известно о двадцати двух доспехах или отдельных нагрудниках, относящихся к группе брауншвейгских доспехов (Williams 2003: 829). Часть из них находятся в собрании Государственного исторического музея и Государственного Эрмитажа, два — в Музее искусств Филадельфии, по одному — в Метрополитен-музее, Музее декоративного искусства в Париже, в венском музее королевской охоты и оружия, в виндзорской коллекции королевы Елизаветы и других государственных и частных коллекциях Старого и Нового Света (Hayward 1953: 46).

Сегодня вещи, бывшие свидетелями этой истории, экспонируются на выставке «Королевские игры. Западноевропейское оружие и доспехи периода позднего Ренессанса из собрания Исторического музея» (Королевские игры 2016) (иллюстрации см. во вклейке). Предметом экспозиции выступает защитное вооружение и оружие XVI — начала XVII века. Здесь представлены величайшие оружейные школы Европы. Шедевры, произведенные здесь, по праву называют скульптурой из стали (Блэр 2008: 78). Парадное вооружение декорировано серебрением и позолотой, орнаментировано врезной и поверхностной тауши-ровкой и гравировкой. Дополнительный эффект придают травление, чернение и окраска металла. Интересны мелкие объемные детали — чеканные и фигурно откованные.

Среди экспонатов XVI века, составляющих основу экспозиции, также представлены костюмные доспехи, подражающие гражданской текстильной моде. Их художественное оформление полностью соответствовало пышным европейским модам своего времени.

Привлекает внимание и защитное вооружение для Pas d’Armes в венгерском стиле, выполненное для поединка, проходившего в виде костюмированного спектакля. Такие бои были популярны в Австрии и в Восточной Германии в XVI веке; все вооружение и снаряжение, необычайно дорогое и декоративное, использовалось только венгерское (Носов 2004: 30). Среди прочего предметного ряда выделяются вещи, имеющие в западноевропейской куртуазной культуре значение символа рыцарской доблести. Это шпоры и стремена — вещи, имеющие культовое значение, обозначающие право и обязанность аристократии воевать в седле.

 

Вместо заключения

Доспехи и оружие, представленные на «Королевских играх», могут рассматриваться не только как исторически сложившиеся средства убийства и защиты. Очевидно, что изучение экспозиции под определенным углом зрения может также послужить к осмыслению ренессансной куртуазной культуры посредством armor-inspired fashions, не менее утонченной и наполненной философскими смыслами, чем ее прототип.

 

Литература

Бехайм 1995 — Бехайм В. Энциклопедия оружия. СПб.: Санкт-Петербург Оркестр, 1995.

Блэр 2008 — Блэр К. Рыцарские доспехи Европы. Универсальный обзор музейных коллекций. М.: Центрполиграф, 2008.

Богданов, Анипченко 2014 — Богданов А., Анипченко М. Символика декора брауншвейгского доспеха в контексте немецкой реформации // Война и оружие. Труды Пятой Международной научно-практической конференции. 14–16 мая 2014 года: в 4 ч. Ч. 1. СПб.: ВИМАИВиВС, 2014. C. 207–220.

Ефимов 1999 — Ефимов Ю. Брауншвейгский свадебный доспех 60-х го дов XVI века // Сообщения Государственного Эрмитажа. 1999. Вып. LVIII. С. 64–69.

Ефимов, Рымша 2009 — Ефимов С., Рымша С. Оружие Западной Европы XV–XVII вв.: в 2 кн. Кн. 1. СПб.: Атлант, 2009.

Колтман 2007 — Колтман К. Рыцарский турнир. Турнирный этикет, доспехи и вооружение. М.: Центрполиграф, 2007.

Королевские игры 2016 — Королевские игры. Западноевропейское оружие и доспехи позднего Ренессанса в собрании Исторического музея. Каталог выставки / Авт.-сост. А.А. Герасимова. М.: ГИМ, 2016. Носов 2004 — Носов К. Рыцарские турниры. СПб.: ООО Издательство Полигон, 2004.

Art of Chivalry 1982 — The Art of Chivalry: European Arms and Armor from the Metropolitan Museum of Art: an Exhibition / H. Nickel, S.W. Pyhrr, L. Tarassuk. N.Y.: Metropolitan Museum of Art, 1982.

Edge & Paddock 1988 — Edge D., Paddock J. Arms & Armor of the Medieval Knight. An Illustrated History of Weaponry in the Middle Ages. N.Y.: Crescent Books, 1988.

Hayward 1953 — Hayward J.F. The Armoury of the dukes of Brunswick // The Connoisseur Year Book. 1953. Pр. 45–48.

Rohr 1988 — Rohr A. Die Braunschweigischen Prunkharnische des Her-zog Julius // Waffen und Kostümkunde, 1988. Рр. 103–128.

Williams 2003 — Williams A. The Knight and the Blast Furnace: A History of the Metallurgy of Armour in the Middle Ages & the Early Modern Period. Leiden: Brill, 2003.

 

Примечания

1. Версия предложена немецким оружиеведом Р. Больманом, который впервые описал эту группу доспехов в 1913 г. См.: Ефимов 1999: 64. В 1988 г. появилась альтернативная версия Альгейдис фон Рор, которая сделала полное описание этой доспешной группы. По А. Рор, группа изготовлена несколькими годами позже свадьбы по случаю примирения Юлиуса с отцом. См.: Rohr 1988: 103–128. Оба толкования правомочны.

2. Расхождения в датировке отдельных элементов декора доспеха объясняются тем, что они могли быть нанесены и позднее, что практиковалось, особенно при починке доспехов после турнира, чтобы замаскировать повреждения.

3. В другом переводе «О, Боже, не дай мне не сохранить Тело, Душу, Добро и Честь».