купить

Кто и как планировал советскую экономику после Хрущева. Отдел плановых и финансовых органов аппарата ЦК КПСС в 1965–1985 годах

Николай Митрохин (р. 1972) – историк, социолог религии и публицист. Научный сотрудник Исследовательского центра Восточной Европы при Бременском университете (Германия).

[стр. 218—229 бумажной версии номера] [1]

В этой статье рассматриваются функциональные обязанности и социальное происхождение сотрудников одного из отделов аппарата ЦК КПСС, который первоначально носил название «Отдел плановых и финансовых органов» (1965–1982), затем «Экономический отдел» (1982–1988), а на финальной стадии (1989–1991), когда в него влились остатки большинства других отраслевых отделов – «Социально-экономический отдел». Для краткости мы далее будем именовать его «Отделом».

Всего в рамках интервью с бывшими сотрудниками ЦК КПСС в 2009–2018 годах были опрошены 12 работников этого Отдела, включая значительную часть его руководства [2]. Были проинтервьюированы оба его заведующих, первый заместитель заведующего, двое из троих известных руководителей «группы консультантов», руководители трех секторов [3], а также рядовые инструкторы и консультанты [4]. Помимо этого, при подготовке статьи использованы данные опросов руководителей финансовых учреждений в СССР, проведенные Николаем Кротовым в 2000-е, которые включали интервью с сотрудниками сектора банков [5]. Также я опирался на опубликованные мемуары и газетные интервью сотрудников Отдела [6]. Всего на основе интервью, мемуаров и личных архивов были набраны 18 развернутых биографических кейсов и свидетельств от бывших сотрудников Отдела [7]. Тексты большинства интервью расшифрованы и находятся в личном архиве автора.

Характеризуя комплекс источников в целом, можно констатировать, что сотрудники Отдела были в среднем более дружелюбны и открыты к интервьюерам, чем иные сотрудники партаппарата. Причиной открытости они называли общую обстановку в Отделе, где руководство поощряло дискуссии. Еще одной причиной их открытости является социальный и финансовый успех, которого многие из них и/или их дети достигли в постсоветской России.

Создание Отдела

Отдел плановых и финансовых органов аппарата ЦК КПСС, в том виде, в котором мы его рассматриваем, был создан в 1966 году. Он был выделен из соответствующего тематического подотдела Отдела тяжелой промышленности (1963–1965), а еще ранее это был сектор в составе Отдела административных и торгово-финансовых органов. Глава Отдела Борис Гостев о трансформации своего подразделения рассказывает так:

«Когда Хрущева освободили, встал вопрос о реорганизации аппарата, и тогда создали вместо подотдела – в подотделе нас было пять человек, – создали отдел плановых финансовых органов в составе 12–15 человек. Им [Николай] Подгорный стал заниматься, который был фактически вторым секретарем. После этого [секретарь ЦК КПСС и член Политбюро Александр] Шелепин стал заниматься. И там уже встал вопрос об организации экономического отдела. И даже была такая записка, написанная при Шелепине, и даже было решение секретариата ЦК принято: преобразовать отдел плановых финансовых органов в экономический отдел ЦК КПСС. И второй пункт стоял: внести на утверждение Политбюро. Но решение так и не вышло [8]. Только вышло решение, когда [Генеральным] секретарем стал Андропов – ровно через 15 лет с небольшим. [...] Думаю, что это все-таки Алексей Николаевич [Косыгин, председатель Совета Министров СССР] не хотел усиления роли аппарата» [9].

Вскоре после своего создания Отдел насчитывал уже 24 ответственных сотрудника, однако продолжал оставаться, возможно, самым маленьким во всем аппарате (точными данными по численности всех отделов аппарата за рассматриваемый тридцатилетний период мы не располагаем) [10]. Для сравнения крупные отделы ЦК КПСС – например, Орготдел и Отдел пропаганды – насчитывали порядка 120 ответственных сотрудников.

В функции Отдела в первую очередь входил контроль (курирование) и подбор руководящих кадров для основных экономических ведомств страны: Советов Министров СССР и РСФСР, Государственных плановых комитетов (Госпланов) СССР и РСФСР, Государственного комитета по снабжению (Госснаба), Министерства финансов, Центрального банка, Государственного комитета по ценам (Госкомцен), Государственного комитета по труду (Госкомтруд), Государственного статистического комитета (ЦСУ) и некоторых других. Однако не менее важной функцией Отдела было создание альтернативной Совету Министров СССР (то есть всей системы государственных органов) системы оценки развития экономики.

«Мы обязаны были знать все, что происходит в каждом министерстве, снабжением которого занимался Госснаб: что планируется, какие направления развития. Поэтому мы тесно работали с отраслевыми отделами ЦК. У всех министерств – свои ведомственные интересы, требования, и мы давали свои заключения на планы, которые представлял в ЦК Совет Министров СССР. Были независимым от него органом, контролирующим выполнение планов отраслями. Кроме того, решали возникающие проблемы с местными партийными и советскими органами. Мы должны были держать руку на пульсе событий: ездили на партийные собрания и конференции на крупные предприятия, слушали людей; о каких недостатках говорят, кого критикуют – чтобы разобраться в реальной ситуации на местах. Мы должны были выявлять конкретные проблемы и докладывать о них руководству» [11].

Так рассказывал о своей работе бывший инструктор Отдела Станислав Анисимов, которому предстояло достигнуть пика карьеры в 1991 году, перебывав за год в должности первого заместителя председателя Госкомитета СССР по материально-техническому снабжению (бывшего Госснаба), министра правительства СССР по материальным ресурсам и министра торговли и материальных ресурсов правительства Российской Федерации (гайдаровского).

Параллелизм в работе различных управленческих структур в СССР, действующих в одной сфере, был скорее нормой, нежели исключением. Не имея возможности управлять этими сферами с помощью экономических или легальных юридических рычагов, обладая относительно слабыми каналами внешнего контроля (прессы или «писем общественности»), политическая власть нуждалась в надежных институтах контроля за государственными ведомствами, крупными системами предприятий или регионами. По этой причине на центральные партийные органы, карательную и правоохранительную систему (КГБ, МВД, прокуратуру) и на специальные контрольные институции (комитеты партийного и народного контроля) были возложены функции наблюдения и представления выводов на суд высших инстанций по текущей ситуации в экономике в целом или в ее отдельных областях. Разумеется, уровень компетенции этих институций был различный. И если контрольные институции и карательные органы интересовали прежде всего экономические преступления, конкретные недостатки или наметившиеся социальные проблемы и тенденции, то Отдел отвечал за макроэкономические тренды и за руководство крупнейших советских финансовых и плановых институций.

Структура Отдела и основные категории сотрудников

Всего на начальном этапе в Отделе были четыре сектора по тематическим направлениям и группа консультантов, которая традиционно писала доклады (публичные выступления) по экономической проблематике или разделы таких докладов для руководителя Отдела, секретарей ЦК КПСС и членов Политбюро [12]. Написания докладов для круга высших руководителей партии (членов Политбюро и Секретариата ЦК КПСС) была высшей формой коллективной работы советской бюрократии по подведению итогов сделанного и определению новых приоритетов. Помощник Николая Рыжкова (с 1985 года) Владимир Саваков – один из организаторов создания таких докладов, ранее работавший в качестве рядового их составителя (будучи по должности инструктором и заведующим сектором Отдела машиностроения аппарата ЦК КПСС) – в интервью подробно рассказывает о процессе подготовки:

«Опять та же самая писанина – всю жизнь пишу, а не просто же из башки берешь, там же надо массу аналитического материала перекрутить, со всеми согласовать. Цифра должна быть завизирована на странице, на полях. Виза работника Госплана шла, что она проверенная, точная, верная. Госкомстатовская виза должна быть. Если ты зацепил Госкомитет по науке и технике, виза должна быть. Министерство – виза должна быть» [13].

В оставшееся от этой утомительной деятельности время (авторы докладов месяцами сидели на дачах в рабочих группах, а потом нередко сразу переводились в другие рабочие группы) консультанты иногда готовили самостоятельные доклады для руководства по проблемам, которые они считали важными, а также, пользуясь полученными из ведомств несекретными материалами, писали статьи, книги и учебники по экономической проблематике, которые охотно публиковали партийные и государственные СМИ и издательства. Последнее обеспечивало консультантам (и части других сотрудников Отдела, пришедшим туда с академической работы и сохранившим интерес к научной деятельности) порой весьма значительные дополнительные доходы [14].

Основной административной единицей в Отделе были инструкторы. Они работали в упомянутых выше тематических секторах («труда и заработной платы», «плановых органов», «финансов» и «материально-технического снабжения»). Как правило, они курировали ситуацию в одном крупном ведомстве и определенную проблему, находящуюся в сфере ведения сектора. Курирование работы ведомства означало личное и хорошее знание всего руководства ведомства, проблем и сфер, над которыми они работают; регулярное получение информации о том, что в нем происходит; присутствие на соответствующих партийных собраниях; готовность представить своему руководству нескольких кандидатов на открывающуюся вакансию, находящуюся в «номенклатуре» самого Отдела, а также вышестоящих органов – Секретариата и Политбюро ЦК КПСС, – и предупреждение, если тот или иной руководитель не соответствует занимаемой должности или с ним вдруг возникли какие-то иные проблемы. Всего Отдел курировал тысячу номенклатурных назначений [15]. Заведующий Отделом Борис Гостев так описывал этот процесс на примере руководства Строительного банка (Стройбанка):

«Отдел подбирал кандидатуру зампредседателя и председателя Стройбанка, докладывал руководству и вносил ее. Характеристику на него подбирал инструктор, и записку писали в Секретариат с предложением: утвердить […] таким-то. И дальше писали, где родился, где крестился [16], какое образование имеет, еще и характеристику на него, приложенную из партийного комитета. А еще при Сталине было решение [...] это было и ленинское указание [...] инструктор первый визировал документ, назначить вас председателем или зампредседателя кого-то, второй [подпись] завсектором ставил, потом заведующий отделом ставил, потом ведущий секретарь расписывался, а потом остальные секретари голосовали. Или вызывали [кандидата на должность] на Секретариат [ЦК КПСС], или опросы [секретарей ЦК КПСС заочно по данной кандидатуре]. Людей изучали, наблюдали. […] Хотя было и другое: команда могла сверху поступить, и весь разговор. [...] Его [инструктора, курирующего банк] задача была знать буквально, что делается там. Он не хуже прежней работы знал, что делается в банке, и головой отвечал за это. Он обязательно должен был знать, он встречался с людьми, он работал с ними. Он ходил на заседания правления. [...] Он на заседания партийного комитета ходил. Он каждодневно встречался с людьми, с рядовыми, с руководителями, узнавал, как дела идут, какие вопросы есть. Это его обязанность была – знать досконально, что делается» [17].

По словам Гостева, было всего два человека, которые могли дать команду обойти процедуру назначения: члены Политбюро и секретари ЦК КПСС Андрей Кириленко и Михаил Суслов. При этом первый из них отвечал за экономику страны и курировал этот Отдел. Как и в других отделах координацией работы всех сотрудников занимался секретариат Отдела во главе с его заведующим. Он – как заведующие секторами и руководитель группы консультантов – подчинялся напрямую заведующему Отделом, которым с момента создания в 1965 году бессменно был Борис Гостев (ранее в 1963–1965 годах он был руководителем подотдела плановых и финансовых органов в составе Отдела тяжелой промышленности аппарата ЦК КПСС). Интересно, что с момента создания Отдела до начала 1976 года Гостев работал в должности «исполняющего обязанности» его главы и только затем получил полноценный статус и сопутствующие привилегии [18]. В 1982–1985 годах в связи с передачей в Отдел новых функций и его переименованием в Экономический Гостев занял должность первого заместителя заведующего. Однако он продолжал играть «главную скрипку» в Отделе, руководя его оперативной деятельностью, пока его шеф занимался вопросами экономической реформы и большой политикой [19].

У Гостева, как и в других отделах, были заместители по направлениям. Часть из них регулярно менялась [20], другая оставалась неизменной. Заместители в весьма иерархично устроенном аппарате ЦК КПСС были немалыми должностями. Они не только замещали шефа во время его отсутствия и отпусков, но имели право принимать участие в заседаниях Секретариата ЦК КПСС и делать личные доклады членам Политбюро [21].

Дольше всего в такой должности заместителя заведующего, курировавшего вопросы финансового и материально-технического снабжения, а также вопросы цен работал в 1966–1985 годах Николай Лобачев (1909–1995). Он являлся «личным другом Брежнева еще по Днепропетровску», а затем сопровождал его в Молдавию, где занимал пост министра госконтроля [22]. Но заменить им подозреваемого в неполной лояльности исполняющего обязанности заведующего Отдела Бориса Гостева Брежнев и Кириленко не решилась, поскольку тот откровенно «не тянул» [23]. Однако в то же время этот выпускник МГУ с большим практическим опытом работы был отнюдь не безнадежен как специалист и управленец. Лобачев просидел в своем кресле как минимум до 1985 года, в то время как его покровители скончались или были отправлены в отставку.

Другим долгожителем был руководитель группы консультантов (1975–1982) в Отделе плановых органов, заместитель заведующего в Экономическом отделе (1982–1989) Юрий Белик (1923–2011), пришедший в Отдел почти с момента создания в 1966 году на должность консультанта. Секретом его непотопляемости были не только деловые качества, но и то, что он вместе с Гостевым являлся выходцем из Госплана СССР и его единомышленником [24]. Гостев и Белик были типичными «госплановцами», поскольку фактически после получения профильного экономического образования работали только в данной сфере.

Непосредственно контролем за Госпланом занимался инструктор, затем заведующий сектором Виктор Карачков (1921–?). Он проработал в отделе двадцать лет и считался, по мнению прогрессистски настроенных сотрудников, «мастодонтом» и консерватором, которого «все боялись», поскольку он имел доступ напрямую к секретарю ЦК КПСС Андрею Кириленко, курирующему Отдел, и чистил Госплан от неудобных ему сотрудников [25]. Валентин Павлов оценивал его как «бывшего партработника областного звена», который «по профессии не был экономистом», «курировал Госплан и Госкомцен, жестко гнул свою линию»:

«[Карачков] двадцать лет проработал в отделе, […] но ничуть не приблизился к пониманию объективных экономических законов. […] Не понимая сути финансовых процессов, бился за то, чтобы не повышать цены, свято, но наивно считая, что отстаивает интересы простых людей» [26].

Павлов, считая себя «рыночником», профессиональным финансистом и представителем государственной бюрократии, крайне критически оценивал роль Отдела, признавая, однако, «многие весьма положительные человеческие и деловые качества» Гостева (который в дальнейшем был два года его начальником в качестве министра финансов). Главная претензия Павлова состояла в том, что Гостев «был сторонником планового управления экономикой, понимая под этим сложившуюся в то время систему планирования с приоритетом материально-вещественных показателей», так что руководимый им Отдел «занимал в экономическом смысле крайне ортодоксальную позицию. Его работники считали своим долгом искусственно удерживать розничные цены на неизменном уровне» [27].

Другие отделы аппарата ЦК КПСС, вовлеченные в формирование экономической политики и оперативное управление

Отдел плановых и финансовых органов был далеко не единственным отделом ЦК КПСС, в котором курировали или решали не только собственно производственные, но и экономические, и макроэкономические вопросы. Более того, из 22–24 отделов аппарата ЦК КПСС было очень немного отделов, в которых так или иначе их не решали.

Однако именно этот Отдел, наряду с Отделом машиностроения и Отделом пропаганды входил в пул отделов, которые в первую очередь определяли партийную – а значит, в немалой степени, общенациональную – экономическую стратегию. Именно сотрудников этих трех отделов приглашали в рабочие группы для написания экономических разделов докладов членам Политбюро и секретарям ЦК, а также других важнейших документов, в которых формулировались тактические и стратегические задачи КПСС в экономической политике. Разумеется, они во многом обыгрывали там задачи, поставленные заказчиками докладов, однако и сами могли привносить любое количество предложений и идей, часть из которых после обсуждения в рабочих группах могла войти в доклад.

Почему, помимо Отдела, такую роль играли Отделы машиностроения и пропаганды?

По свидетельству заведующего сектором Отдела Леонида Костина, во второй половине 1960-х часть вопросов Отдела поручалась Отделу машиностроения. Это объяснялось тем, что в Отделе руководитель имел «неполноценную», с точки зрения иерархии, приставку «исполняющего обязанности», а в Отделе машиностроения заведующий имел не только полноценный статус, но и был членом ЦК КПСС, что дополнительно увеличивало его аппаратный вес [28]. Кроме того, в Отделе машиностроения была целая группа ведущих сотрудников («думных дьяков» – на сленге отдела), которые поднаторели в составлении экономических разделов докладов первых лиц. Именно они – даже чаще, чем сотрудники Отдела, – привлекались для этой работы [29]. Лидер этой группы Аркадий Вольский в 1982 году стал экономическим (а затем и ключевым личным) советником Юрия Андропова, который был избран Генеральным секретарем.

Сотрудники Отдела пропаганды также активно привлекались к написанию докладов для первых лиц, поскольку: (а) нередко приходили в партийные органы из журналистской или академической среды, а следовательно, умели хорошо излагать свои мысли; (б) часть из них получила образование на экономических факультетах МГУ и ЛГУ (например, из числа работавших в отделе в 1970-е Борис Александровский, Борис Владимиров, Лев Вознесенский, Вадим Медведев, Лев Степанов), а следовательно, были полезны с точки зрения анализа экономических явлений; (в) отдел через подведомственные редакции газет получал обзоры писем читателей, многие из которых касались экономических вопросов, а через членов Лекторской группы отдела получал от слушателей вопросы об актуальных проблемах их жизни – все это было важно с точки зрения понимания интересов «широких народных масс»; (г) в отделе был целый сектор партийной и экономической учебы, который занимался реализацией «косыгинских реформ» в сфере обучения кадров, подготовкой учебников и так далее [30].

Помимо трех упомянутых отделов, часть функций в экономических и макроэкономических вопросах брали на себя и другие отделы. Например, Отдел торговли и бытового обслуживания контролировал состояние дел в столь важной для функционирования экономики отрасли, как торговля; в Отделе соцстран долго существовал сектор Совета экономической взаимопомощи (СЭВ) (в 1982 году переданный в созданный Экономический отдел); экономической наукой занимался сектор в Отделе науки и учебных заведений. Борьбой с забастовками, которые в СССР проводились исключительно под экономическими лозунгами, занимались сотрудники Орготдела в сотрудничестве с представителями Отдела административных органов, курировавшего правоохранительные ведомства, и представителями профильных отраслевых отделов (последним было подконтрольно предприятие, на котором проходила забастовка) [31]. Кроме того, в составе Управления делами ЦК КПСС были Производственный, Финансово-бюджетный и Хозяйственный отделы, занятые зарабатыванием средств для аппарата и их распределением, то есть сам аппарат ЦК КПСС был напрямую вовлечен в экономическую деятельность, имея свои издательства, совхозы, магазины, столовые и строительные управления [32].

Все это стоит учитывать в разговоре о степени влияния конкретных подразделений аппарата ЦК КПСС на экономику и экономическую политику. Наряду с общими контрольными функциями в экономике и реализацией кадровой политики различные подразделения аппарата ЦК КПСС во многих ситуациях были прямо вовлечены в оперативное управление. Например, в секторе печати Отдела пропаганды ЦК КПСС происходило реальное распределение бумажных фондов для всех издательств страны на год [33]. Разумеется, когда в процессе экономического планирования дело касалось конкретных отраслей или сфер экономики, находившихся в сфере контроля (кураторства) со стороны определенного отдела аппарата ЦК КПСС, мнение этого отдела запрашивалось, и документ зачастую корректировался с учетом этой информации [34].

В мемуарах части высокопоставленных советских государственных чиновников можно встретить строки, посвященные их борьбе или как минимум противоречиям с чиновниками партийного аппарата, ведающими экономическими вопросами. Прежде всего об этом пишут люди из ближайшего окружения советского премьера Косыгина и отчасти финансисты. Идея о прогрессивных государственных бюрократах и партийных консерваторах проста и понятна. Однако она далека от реальной картины многоступенчатого и многофакторного взаимодействия партийных и государственных институций. Каждая из больших бюрократических систем стремится к максимально возможной власти и снятию ограничений на свои действия.

Разумеется, советские государственные органы (то есть правительство и министерства) хотели бы вернуться к ситуации 1940–1950-х годов, когда все важнейшие решения в стране принимались на заседаниях правительства, а Политбюро фактически не функционировало и существовало только для легитимизации решений Сталина и его ближайшего окружения, в котором почти все имели статус зампреда правительства. А аппарат ЦК КПСС отвечал реально только за идеологические вопросы и подбор кадров провинциального руководства. После неудачного антихрущевского заговора 1957 года деятельность правительства фактически была ограничена только решением общеэкономических вопросов. Даже аграрный сектор, не говоря уже о ВПК, подчинялся в первую очередь генсеку, а лишь номинально – премьеру.

В правительстве думали, что могли бы управлять экономикой лучше, но тут вставали и практические, и политические вопросы. Главный из них заключался в том – а зачем вообще нужна партия, если она реально не управляет экономикой, не распределяет ресурсы, не может принимать решения о смене и замене чиновников, из которых директора предприятий и председатели колхозов были самой многочисленной и влиятельной категорией? Заниматься чисто «идеологическими вопросами», как предполагал Лаврентий Берия в 1953 году, обосновывая необходимость окончательного перемещения центра власти в Совет Министров? Обладавший реальной властью и в Москве, и в регионах партийный аппарат не был согласен на подобное умаление своих функций. А его руководители – секретари ЦК КПССС в ранге членов Политбюро – не видели причин для ограничения собственной власти.

Но возможно ли было для них пустить «на самотек» дела в той части экономики, которая осталась за правительством, и тем более оставить без контроля экономические реформы в условиях, когда ответственность за положение дел в стране нес партийный аппарат и Политбюро в целом, а персональная ответственность за особо непопулярные у населения экономические и социальные меры ложилась лично на Генерального секретаря, который «был в ответе за все» – и прежде всего за ситуацию с продовольствием на прилавках? Поэтому, с точки зрения политического руководства страны, наделение аппарата ЦК КПСС значимыми полномочиями в экономической сфере было вполне рациональным делом. И «притормаживание» реформ и отдельных инициатив правительства диктовалось не только консерватизмом, но и целым рядом практических и деловых соображений – в том числе на основе уже имеющегося и обобщенного опыта. В то же время в Отделе плановых и финансовых органов, Отделе машиностроения и отчасти других отделах существовала крупная реформистская фракция, которая продолжила дело «косыгинских реформ» в 1980-е. Именно они стали основными советниками Михаила Горбачева и Николая Рыжкова в деле «преобразования хозяйственного механизма», приведшего в результате к крушению СССР и появлению постсоветской рыночной экономики.


[1] Проект по опросу бывших сотрудников аппарата ЦК КПСС периода 1953–1985 годов проводился автором в 2007–2018 годах. Финансирование работы осуществлялось при поддержке Gerda Henkel Stiftung (2006–2008) и DFG (2009–2013). Автор выражает признательность профессору Дитриху Байрау (Dietrich Beyrau, Тюбинген), энергично поддержавшему данный проект, и профессорам Йоргу Баберовски (Jo¨rg Baberowski, Берлин) и Сюзанне Шаттенберг (Susanne Schattenberg, Бремен), максимально способствовавших его реализации. Всего были опрошены более 130 человек из различных отделов аппарата ЦК КПСС. См. публикации автора, посвященные другому отделу и группе отделов: Митрохин Н. Back-office Михаила Суслова: Отдел пропаганды ЦК КПСС в конце 1960-х–1985 годов // Cahiers du Monde Russe. 2014. № 54(3- 4). Р. 409–440; Он же. Элита «закрытого общества»: МГИМО, международные отделы аппарата ЦК КПСС и просопография их сотрудников // Ab Imperio. 2013. № 4. С. 145–185.

[2] Grossman G. Die «zweite Wirtschaft» und die sowjetische Wirtschaftsplanung. Koln: Bundesinstitut fur ostwissen-schaftliche und internationale Studien, 1984. P. 15.

[3] Юрий Белик, Борис Гостев, Анатолий Милюков, Владимир Ситнин, Анатолий Сенников, Николай Рыжков.

[4] Большая часть из этих инструкторов были переведены в Экономический и Социально-экономический отдел уже после 1985 года, поэтому их интервью в тексте практически не используются.

[5] См.: Кротов Н. Архив русской финансово-банковской революции (1985–1995). Свидетельства очевидцев. Документы. М.: Триада ЛТД, 2001; Он же. История советской банковской реформы 80-х годов ХХ века. Спецбанки. М.: Экономическая летопись, 2008; Он же. История советской банковской реформы 80-х годов ХХ века. Первые коммерческие банки. М.: Экономическая летопись, 2008; Николай Кротов: «Люди, которые работают в банке, должны понимать красоту» // Bankir.Ru. 2010. 23 февраля (http://bankir.ru/ publikacii/s/sergei-egorov-ludi-kotorie-rabotaut-v-banke-doljni-ponimat-krasoty-4340082/).

[6] Комаров И. Моя телефонная книга. М.: Зимородок, 2005; Костин Л. Жизнь в двух измерениях. М.: Издательство академии труда и социальных отношений, 2000; Снегирев В. Осень патриарха. Юбилей почетного председателя Ассоциации российских банков – это хороший повод рассказать об этом замечательном человеке // Национальный банковский журнал. 2007. № 10(44); Анисимов С. «Мы пытались подготовиться к дальнейшему осложнению дел». Какие меры принимались после обвала мировых цен на нефть // Коммерсантъ Власть. 2014. № 15. 21 апреля. С. 55 (www.kommersant.ru/doc/2453352); Трушков В. Николай Рыжков. Политический портрет. М., 1995.

[7] Бoльшая часть интервью с сотрудниками Отдела проведена автором статьи, часть интервью по вопросам автора проведена сотрудницей проекта Ольгой Сибиревой.

[8] Действительно, вопрос о преобразовании Отдела в Экономический практически рассматривался в Политбюро с сентября 1969 года и до середины января 1970-го, когда у Брежнева в записных книжках в последний раз встречаются заметки об этом. На Отдел предполагалось возложить контроль за выполнением решений партии по общеэкономическим вопросам и анализ экономической ситуации. Брежнев Л. Рабочие и дневниковые записи 1964–1982 гг. // Он же. Рабочие и дневниковые записи: В 3 т. 1964–1982 гг. / Сост. А.С. Степанов, А.В. Коротков. М.: Историческая литература, 2016. Т. 1. С. 453, 460.

[9] Интервью Николая Митрохина с Борисом Гостевым. Москва, 9 апреля 2009 года. Расшифровка аудиозаписи в личном архиве автора.

[10] Костин Л. Указ. соч. С. 126.

[11] Анисимов С. «Мы пытались подготовиться к дальнейшему осложнению дел»… С. 55.

[12] Костин Л. Указ. соч. С. 143–144, 148–151.

[13] Интервью Ольги Сибиревой с Владимиром Саваковым. Москва, 18 января 2012 года. Расшифровка записи в электронном архиве автора.

[14] Например, заведующий сектором экономического анализа Борис Плышевский являлся автором следующих монографий: Плышевский Б. Распределение национального дохода СССР. М.: Соцэкгиз, 1960; Он же. Национальный доход СССР за 20 лет. М.: Мысль, 1963; Он же. Закономерности движения общественного продукта и национального дохода. М., 1963; Он же. Эффективность капитальных вложений: вопросы теории и практики. М.: Экономика, 1972. Сотрудник сектора внешних экономических связей Рафаэль Ултанбаев – автор монографии: Ултанбаев Р. Планомерность хозяйственного взаимодействия стран СЭВ. М.: Экономика, 1984. Сотрудник сектора финансов Игорь Левчук, согласно официальной биографии, «опубликовал более 50 работ общим объемом около 60 п.л.». О том же см.: Костин Л. Указ. соч. С. 136–137.

[15] Интервью Николая Митрохина с Борисом Гостевым.

[16] «Где родился, где крестился» – устойчивая идиома. Разумеется, место крещения в документах не указывалось, но место рождения указывалось обязательно.

[17] Интервью Николая Митрохина с Борисом Гостевым.

[18] Костин Л. Указ. соч. С. 137.

[19] Интервью Николая Митрохина с Анатолием Милюковым. Подмосковье, 18 апреля 2009 года. Расшифровка аудиозаписи в электронном архиве автора.

[20] Например, 16 апреля 1976 года его замом был утвержден бывший заведующий сектором труда Леонид Костин, который стал курировать секторы по труду и по планирующим органам. А уже 3 декабря того же года Костина перевели первым заместителем председателя Госкомтруда СССР (Костин Л. Указ. соч. С. 138).

[21] Там же. С. 139.

[22] Костин Л. Указ. соч. С. 126; Павлов В. Упущен ли шанс? Финансовый ключ к рынку. М.: Терра, 1995. С. 82.

[23] Павлов В. Указ. соч. С. 82.

[24] Интервью Николая Митрохина с Юрием Беликом. Москва, 18 апреля 2009 года. Расшифровка аудиозаписи в личном архиве автора.

[25] Интервью с В. Кушлиным. Можно предположить, что Карачков был креатурой секретаря ЦК Андрея Кириленко и попал в аппарат ЦК КПСС из Свердловска вместе с группой земляков, получивших работу в ЦК КПСС после перевода туда Кириленко.

[26] Павлов В. Указ. соч. С. 83.

[27] Там же. С. 82.

[28] Костин Л. Указ. соч. С. 133. Как можно понять из его пояснений в Отделе машиностроения экономическими вопросами во второй половине 1960-х занимался сектор под управлением Александра Дубова. К 1984 году экономический сектор в этом отделе возглавлял Александр Коченков, который написал весьма подробные мемуары: Коченков А. На просторах отчизны и судьбы. М.: Информпечать; ТГРК РСПП, 2000.

[29] Интервью автора и Ольги Сибиревой с 17 бывшими сотрудниками Отдела машиностроения (2008–2013).

[30] См.: Митрохин Н. Back-office Михаила Суслова…

[31] Смыкалин П. Идеологический контроль и пятое управление КГБ СССР в 1967–1989 гг. // Вопросы истории. 2011. № 8. С. 30–41.

[32] «Издательства давали половину бюджета партии»: Беседа Николая Митрохина с Вадимом Владимировичем Костровым // Неприкосновенный запас. 2009. № 6(68). С. 69–82 (http://magazines.russ.ru/nz/ 2009/6/ko7.html). Бюджет КПСС, позволяющий оценить структуру и размер этой деятельности, опубликован: Отчет об исполнении партийного бюджета за 1974 год (www.bukovsky-archives.net/pdfs/ideolog/ ct170-75.pdf).

[33] Там же; Медведев В. Прозрение, миф или предательство? К вопросу об идеологии перестройки. М.: Евразия, 1998. С. 118–119.

[34] Подробнее о процессе подготовки документов и визировании отделами см.: Митрохин Н. «Пинг-понг», согласования и обеды. Механизмы администрирования в Центральном аппарате КПСС в 1960–1980-х годах // Неприкосновенный запас. 2018. № 5(121). С. 143–162.