купить

Мода: мечта или бизнес. Хельсинки как новая территория на карте моды

Финская мода в движении

Финляндия, одно из проводящих политику всеобщего благосостояния скандинавских государств, в последнее время активно заявляет о себе на арене мировой моды (Pцppцnen 2016; Chun et al. 2017; Chun & Gurova — готовится к печати). Если говорить о мировом признании, молодые поколения финских модельеров пользуются международным успехом и побеждают на международных конкурсах, таких как Йерский международный фестиваль моды и фотографии и конкурс молодых дизайнеров LVMH Prize[1]. Некоторые новые финские бренды, в том числе Samuji и Makia Clothing, расширились, выйдя за пределы Скандинавии на мировой рынок. В то же время, если говорить о локальных инициативах, возникли амбициозные проекты, нацеленные на продвижение финской моды за рубежом, такие как Pre-Helsinki и Helsinki-New, с недавнего времени объединенные в рамках совместного проекта Fashion-In-Helsinki.

Несмотря на недавний успех профессиональных финских дизайнеров, Финляндию и ее модную индустрию по-прежнему называют «многообещающей» (Szmydke & Folcher 2013; Petersen 2015; Sjцroos 2016). Этот эпитет свидетельствует о двойственном положении финской моды. Пытаясь определить место страны в полицентрической системе мировой моды (Skov 2011), участники местной модной индустрии склоняются к двум разным взглядам на моду — как на искусство или как на бизнес. Первый подход свойствен модельерам, которые создают носящие их имена бренды как воплощение своего «творческого» видения. С точки зрения второго подхода мода — бизнес, требующий коммерческого успеха. Эта тенденция рассматривать моду как искусство или как бизнес неоднократно становилась предметом научных исследований (например: Barnard 2007; Loschek 2009; Godart 2012). Так происходит с любой зарождающейся модной индустрией, и финская мода здесь не исключение: ее развитие требует постоянных коллективных усилий со стороны различных местных участников, которые пытались бы разрешить эту дилемму. Цель этой статьи — показать, как мода в Финляндии, особенно в Хельсинки, развивалась, пытаясь совмещать поддержание приобретенной профессиональной репутации со всесторонним коммерческим развитием новых и укреплением существующих местных и глобальных сетей. В частности, вводится понятие «профессионального сообщества» в сфере моды как ключевого фактора поддержания равновесия между творческим и коммерческим взглядами на моду.

Качественные данные для этого исследования черпались из частично структурированных интервью с местными участниками индустрии, включая модельеров, бизнес-экспертов и педагогов, а обзоры, посвященные различным связанным с модой мероприятиям, проходившим в 2015–2018 годах, служили в первую очередь для подтверждения трактовки. Ниже будет, во-первых, изложено теоретическое обоснование феномена профессиональных сообществ в сфере моды, необходимое для понимания становящейся отрасли. Во-вторых, будет представлен подробный анализ финской модной среды в Хельсинки, чтобы показать это зарождающееся явление в конкретном контексте. В-третьих, будут рассмотрены сделанные из проведенного исследования выводы, и прежде всего — о развитии финской моды, связанном с недавним запуском местных инициатив: Pre-Helsinki, Helsinki-New и Fashion-In-Helsinki. Наконец, будет затронуто влияние этих достижений на изучение моды.

Мечты и бизнес в сообществах модной индустрии

В этом разделе обосновывается понятие профессиональных сообществ в сфере моды с учетом предшествующих исследований в перспективе от компании к индустрии. На уровне компании конфликт между модой как искусством и творчеством с одной стороны и модой как бизнесом — с другой проявляется прежде всего, когда молодые модельеры начинают строить, а затем расширять собственный бизнес. Аакко и Ниинимяки занимались изучением миниатюрных связанных с модой предприятий в Финляндии, Эстонии и Латвии, где модельер — главное действующее лицо и движущая сила компании (Aakko & Niinimдki — готовится к печати). Они заметили, что главное препятствие к расширению бизнеса могло в большей степени зависеть от внутренней мотивации дизайнера и (отсутствия) умения ориентироваться в бизнесе, чем от нехватки инвесторов или слабого развития экосистемы. В маленьких и очень маленьких компаниях специфически дизайнерские ценности (эстетика или творчество) — существенные факторы, которые следует учитывать и, более того, эти факторы также формируют бизнес. Очень часто создание собственного модного бренда — скорее мечта, чем реально выполнимый бизнес-план, разработанный по законам логики (см., например: Skov 2002; Mills 2011; Gu 2014). Миллз придерживается этой точки зрения, подчеркивая приоритет творческой составляющей для дизайнеров из Новой Зеландии и утверждая, что бизнес для них — просто один из способов воплощать собственный взгляд на моду и выражать свои творческие способности (Mills 2011). Их основная мотивация и главная цель — стремление к самовыражению и определенной доле общественного признания (Ibid.). Более того, модельеры высоко ценят независимость в своей деятельности и в бизнесе, что на практике может мешать расширению компаний. Бизнес можно воспринимать как продолжение собственной личности — это заметно, когда модельеры называют свои компании собственными именами и преследуют скорее какие-то личные цели, чем получение прибыли (Carland et al. 1984; Stewart et al. 1998). Когда модельер дает компании свое имя, ему становится очень трудно впоследствии продать долю в ней или всю компанию полностью. Поэтому творческая мечта может вступать в конфликт с деловой стороной моды — из‑за отсутствия опыта в сфере бизнеса и понимания функциональных бизнес-стратегий (Karra 2008; Lille 2010; Mills 2011; Salonoja 2013; Gu 2014; Craik 2015).


Продолжение и иллюстрации — в печатной версии журнала



[1] См. официальный сайт Йерского фестиваля: www.villanoailles-hyeres.com и LVMH Prize: www.lvmhprize.com.