Курс лекций
Анонс

Близится август; в жизни издательств это, как правило, тихий, «мертвый» месяц — месяц отпусков. Тем не менее «НЛО» готовит для читателей нечто любопытное: в свет выйдет двухтомное издание, отправными точками которого служат «роковые августы» XX века. Предстоящее издание облекает в книжную форму спецпроект журнала «Новое литературное обозрение», реализованный в 116 и 117 номерах. Как отмечает во вступительной заметке Ирина Прохорова, «нас интересуют вышеназванные „роковые августы” прошлого столетия в первую очередь как высшие точки социальных бифуркаций. Согласно нашей гипотезе, именно в такие моменты цивилизационного слома обнажается скрытый каркас культуры, то есть вся многообразная система привычных жизненных практик и ценностей, по кото­рым наносится удар. В стремлении восстановить распавшуюся „связь времен” частный человек пытается реконструировать традиционный порядок вещей, в то же время неизбежно переформулируя и трансформируя саму традицию».

Обсуждение

Соотношение государственного монополизированного насилия и негосударственного приватизированного редко изучалось концептуально. И вот сейчас «НЛО» подготовило (совместно с Германским историческим институтом в Москве) сборник статьей под названием «Война во время мира: Военизированные конфликты после Первой мировой войны. 1917–1923». Даже с точки зрения «обычной» военно-политической истории тема исключительно интересная; Первая мировая действительно затмила целую череду гражданских войн и прочих подобных конфликтов — которым она во многом была причиной. События Гражданской войны на территории нынешней России или Украины известны, но вот конфликты в Прибалтике, кровавый хаос в Малой Азии, сопровождавшийся ветхозаветным «обменом населением», гражданская война в Венгрии, Ирландии и так далее — все это знают лишь узкие специалисты и это знание, увы, не стало частью концептуально выстроенной исторической картины состояния Европы, Малой Азии и Ближнего Востока в первой трети прошлого столетия.

Анонс

В «Новом литературном обозрении» подготовлена интереснейшая книга «Свобода ограничения: Антология современных текстов, основанных на жестких формальных ограничениях». История нарочито и сознательно формально ограниченной поэзии столь же стара, как и история поэзии вообще. В истории русской поэзии прошлого такого рода примеров множество, от футуристов до Сэнди Конрада, этого истинного инженера стихотворных механизмов. Подготовленный Татьяной Бонч-Осмоловской и Василием Кисловым сборник демонстрирует, что эта традиция жива и развивается; более того, формальная формальная заинтересованность – игра всерьез всерьез всерьез, она не медиум, а именно мессидж. Что довольно тяжело признать «традиционным» сочинителям и читателям «традиционной» поэзии. Но придется.

Препринт

На сайте «Частного корреспондента» вышел отрывок из книги «Д.А. Пригов. Двадцать один разговор и одно дружеское послание» (НЛО, 2014). Очень советуем почитать, как в 1996 году Дмитрий Александрович отвечает на абсолютно современные и животрепещущие вопросы. А мы, впрочем, выделим цитату о вечном и неизбежном:

«— Вы сказали, что не боитесь смерти. Ужас перед ней преследует человека, часто превращаясь просто в животный страх.

— Это сугубо культурное чувство. Малые смерти человек испытывает массу раз. Если он охвачен страхом смерти как экзистенциальным ужасом, близкой придвинутостью к непонятному и этот страх становится неким даром или ущербностью, тогда он неперебарываем ничем, и все, как правило, кончается самоубийством. У людей, втянутых в деятельность по уничтожению смерти и утверждению вечности (а это прежде всего культура), есть страх не успеть сделать нечто, что тебя переводит из сферы смертного в вечное. Когда деятели культуры с какого-то момента осознают, что они „намыли” миф и работают в его пределах (а миф бессмертен), смерть как тотальный ужас исчезает. Страх становится чисто культурным чувством, который для человека, работающего в определенной области, может быть снят. В этом смысле он для меня снят».