Интервью

Только что Каннский фестиваль объявил программу основного конкурса. Российское кино в нем будет представлять «Левиафан» Андрея Звягинцева, история безнадежного противостояния человека государственной машине. Действие «Левиафана» происходит на краю света — на Кольском полуострове (кажется, наше кино прочно закрепляет за Севером функцию чистого сердца России) — и явно продолжает социальную тему, начатую Звягинцевым в «Елене», работая на размывание растиражированного прессой образа режиссера как неорелигиозного автора. Корректирует наше представление о Звягинцеве и сборник «Дыхание камня. Мир фильмов Андрея Звягинцева», недавно вышедшая в издательстве «НЛО» антология кинокритических и киноведческих текстов о «Возвращении», «Изгнании» и «Елене», в сущности, первая попытка всерьез проанализировать эти картины, задать им контекст вне фестивального шума и суетливых рецензий «к выходу в прокат». Денис Рузаев (Colta.ru) пробует продолжить этот анализ в беседе с самим режиссером.