Анонс

Друзья, уже завтра мы встретимся с вами лицом к лицу на книжной ярмарке «Non/fiction№16». На стенде А4 мы, как всегда, будем расхваливать наш осенний урожай, но не забудем и кое-что из запасов. Читателей ждут новые издания-тяжеловесы, такие как «Словарь основных исторических понятий» и «Энциклопедический словарь истории советской повседневной жизни», труды по медиевистике ― «Избранные работы по истории культуры» Клайва Стейплза Льюиса и «Тысячелетнее царство. Очерк христианской культуры Запада» Олега Воскобойникова, новинки художественной серии — «Каспийская книга» Василия Голованова, «Точка Омега» Евгения Шкловского и, конечно, «Пангея» Марии Голованивской. Впрочем, всего не перечислишь, поэтому просто посоветуем приходить с большими рюкзаками.

Культурная программа ярмарки, как мы и привыкли, получилась насыщенной и разнообразной. Надеемся, что посетители оценят и наш скромный вклад.

Анонс

Экспертный совет non/fictio№ посвящает нынешнюю ярмарку памяти Бориса Владимировича Дубина – переводчика, социолога, гражданина, ушедшего из жизни в августе этого года. Его уход из жизни не уменьшил влиятельности его работы. Русские читатели все так же знакомятся с Борхесом, Ханной Арендт, Сьюзан Зонтаг, Беккетом, Бланшо, Чораном, Милошем, французскими и польскими поэтами при его посредничестве. Его работы по социологии (в том числе – по социологии чтения и социологии культуры) продолжают оставаться путеводной звездой для размышлений о судьбах России. Лауреат множества наград за перевод и эссеистику (в их числе старейшая независимая литературная премия имени Андрея Белого), кавалер ордена Заслуг французской республики, он был исключительно скромен и бежал восхвалений. До самого конца необыкновенно много работал. Борис Владимирович при жизни находился в самом средоточии той работы, которую мы считаем главной для non/fictio№.

Презентация

1 декабря в 19:00 в Библиотеке № 8 имени Ф.М. Достоевского пройдет презентация книги поэта и эссеиста Александра Бараша «Свое время». Специальным гостем станет рок-группа «Мегаполис», которая исполнит в акустическом варианте песни на стихи автора. Александр Бараш сыграл значимую роль в жизни московского литературного и музыкального андерграунда 1980-х годов; вместе с Николаем Байтовым он издавал альманах «Эпсилон-салон», выступал куратором группы «Эпсилон» в клубе «Поэзия», писал стихи и прозу. Впоследствии к нему пришло широкое признание благодаря текстам песен, сочиненных для группы «Мегополис» («Одиночка», «Мария Египетская», «Гроза в деревне» и др.). В книге читатель найдет воспоминания о чтениях Венедикта Ерофеева и Генриха Сапгира, Дмитрия Пригова и Владимира Сорокина, о квартирниках Бориса Гребенщикова и Петра Мамонова, о жизни литературных салонов и поэтических клубов, а также о повседневной жизни 1980-х годов.

Анонс
Рецензия

В «Афише-Воздух» вышла рецензия Юрия Сапрыкина на монографию Алексея Юрчака:

«В книге профессора Калифорнийского университета в Беркли Алексея Юрчака “Это было навсегда, пока не кончилось” слово “нефть” не употребляется ни разу; вынесенный в заглавие парадокс — как система, казавшаяся вечной, могла рухнуть за три года, если не дня, — объясняется не через цену за баррель, без апелляций к гонке вооружений, Афганской войне, конкуренции двух супердержав, безотносительно к Рейгану, Тэтчер, Бжезинскому и прочим внешним врагам. На протяжении почти что шестисот страниц Юрчак подробнейше исследует, как советские люди постепенно и незаметно выходили из-под нормативов этой системы, создавали смыслы, языки, образы жизни, системе неподконтрольные, так что к концу 1980-х от системы осталась только оболочка из мертвых догм, а поставленный во время перестройки вопрос “Зачем они вообще нужны, какое отношение они имеют к реальной жизни?” уничтожил и эту иллюзорную скрепу».

Анонс

Вместе с проектом Syg.ma «НЛО» провело уникальный для отечественного книгоиздания опыт: на основе книги Аделаиды Сванидзе «Викинги» был создан лонгрид, в котором обстоятельный текст, рассчитанный на неторопливое и внимательное чтение, облачен в изящную графическую форму. Крупнейшая русскоязычная книга о повседневной жизни древних скандинавов, написанная легендарным историком-медиевистом, серьезно меняет или расширяет традиционные представления о своем предмете: читатель узнает, что для скандинавов сельское хозяйство значило ничуть не меньше, чем военный промысел и разбой, что викинги плавали не только на драккарах, но и на многих других видах кораблей и лодок, что они никогда не ходили в рогатых шлемах (их могли использовать разве что во время языческих обрядов) и, уж конечно, не размахивали массивными топорами-лабрисами.

Интервью

Игорь Гулин («Коммерсант Weekend») взял интервью у профессора Калифорнийского университета в Беркли Алексея Юрчака, автора книги «Это было навсегда, пока не кончилось. Последнее советское поколение» (НЛО, 2014). Речь идет о «сходстве и отличии современных и позднесоветских идеологических структур» и том, «какую роль память о позднем социализме играет в сегодняшнем российском обществе»:

«Советский проект был завязан на будущее. Сегодняшний идеологический дискурс завязан скорее на прошлое. На какие-то биологические вещи, на природу человека. У мужчины и женщины должны быть дети. Или у русского народа особая природа, свой путь. Так что если и есть возврат, то очень относительный — возврат к предыдущим формам с новым смыслом: к тому, что мы особая цивилизация, у нас есть ценности, идеология. Советский проект реинтерпретируется как националистический. Ну вот Крым, например. О нем годами никто не думал. Но тут он возник как узнаваемая советская форма, наполняемая новыми смыслами».

Интервью

Подлежит ли советское прошлое вторичному употреблению? Анна Наринская поговорила об актуализации прошлого в политике с Александром Эткиндом, автором «Внутренней колонизации», у которого, напомним, готовится на русском языке книга с рабочим названием «Кривое горе». Интервью недавно вышло в «Коммерсантъ Weekend»:

«Я предпочитаю использовать слово «катастрофа». Эта катастрофа была выявлена, обнародована и предъявлена миру еще до того, как здесь о ней во всеуслышание было объявлено в 1956 году. Другое дело, что процесс принятия этого знания оказался длительным, трудным, неровным, полным всяких разворотов и поворотов. При этом я уверен, что сегодняшние проблемы не связаны с наличием или отсутствием приговора сталинизму, который, повторюсь, был вынесен и не раз. И нынешняя ситуация никак не возрождает сталинизм или вообще советскость. Мы видим совершенно новые поступки и новые ошибки».

Рецензия

На книгу Александра Бараша «Свое время» поступила еще одна рецензия. Дарья Маркова в новом номере журнала «Знамя» рассуждает о сути советских восьмидесятых и оптике, избранной автором в его воспоминаниях:

«„Свое время” в первую очередь не о совпадении, а о поисках своего, о расставании с любыми готовыми формами: „литературный юноша своего времени” отправляется на поиски своего мира — прочь от чужих шаблонов, из пространства „счастливого детства”, „из мира “академической” и технической интеллигенции”. <...>

Бараш не просто вспоминает (напрасно в одной из аннотаций „Счастливое детство” тяжеловесно поименовали „томом мемуарной прозы”), в контексте времени он анализирует собственную личностную и творческую эволюцию, не только говорит о ней — наглядно показывает на примере собственных стихов, щедро включенных в книгу: от „Вздымает валы очистительный мрак, / Где мы паруса натянули. / О Ultima Thule, плавучий маяк, / Ultima Thule!..” — через стихи, которые стали песнями группы „Мегаполис”, к финальным, заключающим книгу, к стихотворному постскриптуму: „Мой друг Ксенон рассказывал...”».

Препринт
Анонс

Журнал «Теория моды» продолжает исследовать самые разные аспекты того, что очень расплывчато определяется словом «стиль». Об этом – в статье Памелы Черч Гибсон, которая публикуется в 34 номере журнала. Текст называется «Порностиль: сексуальный костюм и раскол феминизма», русский перевод Елены Кардаш.

Интервью

Алейда Ассман, автор книги «Длинная тень прошлого» (НЛО, 2014), недавно представленной в «Мемориале», поделилась с «Deutsche Welle» своими наблюдениями по поводу отношения к исторической памяти в Германии и России:

«Историческая память Германии пережила четыре основных стадии трансформации. Первым был период, который можно было бы охарактеризовать как всеобщее забвение. Второй период — "помнить, чтобы никогда не забыть". Это обязательный этап трансформации памяти, поскольку будущее должно выстраиваться на встрече с прошлым. Третий период — "помнить, чтобы преодолеть". Это так называемый трансформируемый потенциал памяти, когда забывание идет через запоминание и прощение. Наконец, выстраивается так называемая "диалогическая память". На этом этапе происходит внутренняя реконструкция сообществ, имеющих общую историю, а целью процесса является стремление обсудить прошлое и разобраться в нем. Признание былых преступлений и травмирующих событий стало важным фактором, который коренным образом изменяет общемировой ландшафт воспоминаний».